…Галина Давыдова, вспоминая события того вечера, даже сейчас, спустя почти месяц, нервничает и заново все переживает. Снова и снова задается мучающими ее вопросами: что же все это было? И почему правоохранители так странно отреагировали? Впрочем, давайте по порядку.

…В последнюю сентябрьскую пятницу Галина с мужем Бориславом и маленьким сыном Мироном (ему два с половиной годика) автобусом возвращались из Шахт, куда ездили к бабушке. Вышли на старом автовокзале на проспекте Шолохова в Ростове. Было примерно семь часов вечера. Стояли у кромки тротуара, поджидая такси. Мирон, отцепившись от папиной руки, наклонился к цветочной клумбе, чем-то там заинтересовавшись.

Навстречу шли двое мужчин. Один свернул к переходу, а второй…

— Налетел вдруг на Мирона, резко схватил за капюшон и, держа под мышкой, как куль, пулей помчался в сторону Кривошлыкского, — рассказывает Галина. — Ребенок закричал, убегавший мужик стремительно удалялся. Борислав тут же кинулся вдогонку. 

В районе старого автовокзала всегда клубится толпа — легко затеряться. К тому же там много разных дворовых проходов, проулочков. Юркни похититель в любой из них, мог бы и скрыться. Но не успел. Борислав налетел на него, повалил. Ребенок кубарем упал на землю, плакал…

— Я в тот момент как раз там проходила со своим сыном и все видела своими глазами, — рассказывает ростовчанка Лариса Кулькина, давшая потом показания и в милиции. — Это счастье, что у отца мальчика столь быстрая реакция и он физически силен — сумел догнать и вырвать малыша. Думаю, что я бы, окажись, не дай бог, в такой ситуации, не сумела бы. Ведь тот мужик был — как молния, и рванул очень целенаправленно, еще бы миг — скрылся бы.  Отец мальчика, налетев на него, руку себе сломал, у него открытый перелом, «скорую помощь» для него вызывали. Оба родителя были в шоке и ничего не соображали, я в последний момент сунула им бумажку со своим телефоном…

Кто-то из прохожих или таксистов (те тоже попытались помочь — быстро расставили машины по кругу, чтобы похититель не мог на другую сторону улицы сигануть) вызвал милицию.

Задержанного повезли в отдел милиции № 7 УВД Ростова — так сейчас называется бывший Пролетарский ОВД.

— Этот тип явно был пьян, буровил что-то невразумительное — мол, «что вы меня хватаете, я же не нацист», — вспоминает Галина. — А в милицейской машине зачем-то попытался избавиться от своего сотового телефона — успел разобрать и хотел уже выбросить: милиционеры не дали…

Задержанного привезли в отделение. Опросили.  Поместили на ночь в камеру. Но на следующий день отпустили.

С родителями Мирона Пучиняна беседовал сотрудник инспекции по делам несовершеннолетних отдела милиции № 7 

Н. Волков. Похититель,  узнали они, — бывший воспитанник детского дома (мать была лишена родительских прав). Известны его имя, отчество, фамилия. Род занятий — подсобный рабочий. Проживает, оказывается, с женой и четырехлетним сыном. Был судим за непредумышленное убийство. Его версия такова: «…увидел ребенка, взял за руку, так как хотел пообщаться (цитата из постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. — Л.К.), а в это время кто-то стал кричать: «Вор детей»…

— Мы с мужем были потрясены, узнав, что его на другой же день с миром отпустили из отделения, — говорит Галина. — Даже ничего не выяснив, не копнув. Для чего пытался украсть нашего сына, что собирался с ним делать? Продать на органы? Или он педофил? Что угодно можно предположить, в криминальных сводках чуть ли не ежедневно — подобные примеры. А его схватили, можно сказать, с поличным — и ничего, пускай охотится на детей и дальше? Не мешало бы, кстати, проверить, что с его родным маленьким сыном происходит — если у папаши столь странные наклонности…

— Однако разговаривавший со мной сотрудник угрозыска, — продолжает Галина, — в ответ на все это только разводил руками. Ну вот такие, говорил он, у нас законы: пока преступление не совершено, ничего злоумышленнику предъявить нельзя. Получается, надо, чтобы преступление было доведено до конца, и тогда бы милиция смогла им заниматься?!

— Да, действительно, если преступные действия до конца не завершены, очень трудно доказать наличие преступного умысла, — сотрудник отдела милиции № 7 Н. Волков попытался растолковать и корреспонденту «НВ» особенности национального сыска. — Поэтому выносится отказное постановление.

Противоречие, однако. После громких преступлений в отношении детей правоохранители с большими звездами на погонах вовсю нас призывали: не будьте равнодушными, при любом подозрении обращайтесь к стражам порядка. Красноречивый пример — в Красноярске, когда мужчина нес по улице плачущую девочку, на это никто не обращал внимания. Его приняли за строгого родителя, а он в итоге оказался насильником-убийцей.

В нашем случае на ростовском автовокзале недобрые порывы похитителя (хватанул ребенка, как плохо лежавшую вещь, мчался, не обращая внимания на его плач и крики толпы) очевидны, масса свидетелей, но тем не менее… Нет состава преступления. Гуляй себе, похититель, и дальше, фортуна к тебе благосклонна. Зацепиться, оказывается, не за что? 

…Лет пять назад мне пришлось писать о страшном происшествии с маленькой девочкой из Веселовского района. Ее мама, находясь в расстроенных чувствах после развода  с мужем, заснула, поджидая автобус на ночном автовокзале  и держа в руках годовалую дочку. Проснулась — ребенка нет. В какой момент исчез, кем похищен? Так и не удалось узнать. Уголовное дело, возбужденное после опубликования в «НВ» корреспонденции «Помогите найти пропавшего ребенка!», осталось нераскрытым. Сейчас этой девочке лет шесть, внешность должна измениться. Даже если бы мать ее и встретила (как в мексиканском сериале), вряд ли бы узнала. Вопрос в том, жива ли та несчастная малышка.

Корреспондент «НВ» связалась с И. Черкасовой, начальником отдела по надзору за соблюдением законов в отношении несовершеннолетних областной прокуратуры, и рассказала о попытке похищения. Она восприняла все очень серьезно.

— Родителям следует обратиться в районную прокуратуру, — сказала Ирина Александровна. — Или пусть приходят прямо ко мне, я сама этим займусь.

…Маленький Мирон, рассказывает его мама, до сих пор не оправился от нанесенной психической травмы. Наблюдается теперь у невропатолога. Ему прописаны сильные  лекарства. Плохо спит, кричит по ночам. И панически боится оставаться один. Даже в комнате. Так что в облпрокуратуру Галине, скорее всего, придется идти вместе с ним.