9 сентября прошлого года «Наше время» опубликовало материал «Драма на охоте». Мы рассказали о случае, взбудоражившем в 2009 году весь Азовский район: охотинспектор при задержании убил человека. Народ жалел погибшего «из-за дикого кабана» и возмущался поступком охотинспектора.

В июне прошлого года Азовский городской суд приговорил специалиста первой категории Сурена Епраносяна к одному году колонии-поселения, квалифицировав его деяние как превышение необходимой обороны. Это решение не устроило ни одну из сторон. Повторное рассмотрение дела приняло совсем другой оборот: 10 ноября прошлого года Епраносян признан виновным в умышленном причинении смерти гражданину Л. и превышении должностных полномочий, повлекших тяжкие последствия. Приговором суда ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 6 лет 6 месяцев с лишением права занимать должности, связанные с приобретением, хранением и ношением оружия, сроком на три года, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Ночной стрелок

Специалист первой категории Ростовского межрайонного отдела департамента охраны и использования объектов животного мира и водных биологических ресурсов Ростовской области Сурен Епраносян обнаружил в окрестностях села Ново-Александровка скошенное поле, куда наведывались дикие кабаны. По логике здесь в ближайшую ночь могли появиться и браконьеры.

…Вместе с Епраносяном на дежурство отправились двое охотников. Это предусмотрено правилами работы: в ночные рейды нельзя выходить в одиночку. Предположения охотинспектора скоро оправдались: невдалеке раздался выстрел и визг дикого кабана. Епраносян с напарником пошли на звуки, второй охотник остался в машине. Оружие, как и полагается, было только у охотинспектора.

В прибор ночного видения он наблюдал за человеком, который стоял рядом с еще повизгивающим кабаном, очевидно — кого-то ждал. Через некоторое время на месте действия появился еще один мужчина, и они вдвоем начали разделывать тушу.

…Подбежав к браконьерам на расстояние 5-7 метров и подняв над головой включенный фонарь, Епраносян крикнул: «Охотнадзор! Стоять на месте!».

Сидевший рядом с кабаном человек поднялся, держа в руках двустволку.

— Брось ствол! Охотнадзор! — кричал инспектор, еще не осознавая, что может произойти буквально через секунду.

Ствол в руках покачивающегося человека смотрел прямо на него. Тогда инспектор, все еще надеясь, что «обойдется», дважды выстрелил в воздух.

В ответ — вспышка и звук выстрела. В долю секунды сработал инстинкт самосохранения — он спустил курок. (Экспертиза установила, что браконьер в ночь гибели был пьян. В его крови нашли 1,8 промилле алкоголя. А кроме того, выяснилось, что потерпевший имел при жизни серьезное психическое заболевание. Оно вкупе с алкоголем и породило агрессию).

В материалах уголовного дела фигурируют результаты нескольких экспертиз. По первой выходило, что Епраносян подошел и выстрелил в сидящего человека практически в упор — с расстояния 35 сантиметров. Это противоречило показаниям свидетеля Кулиниченко и самого Епраносяна. Судья принял решение о проведении повторной экспертизы… Судом она была поручена судебно-экспертному учреждению — 124-я лаборатория.

— Передо мной была поставлена задача: выяснить, при каких условиях Л. получил ранение, — рассказал директор лаборатории полковник Владимир Щербаков. — По версии следствия, выстрел был сделан в сидящего человека с близкой дистанции сверху вниз, примерно под углом в 45 градусов. А показания Епраносяна о том, что он находился на расстоянии 5-7 метров и что первым в него стрелял Л., вообще не проверяли.

Проведенное в 124-й лаборатории ситуационное исследование показало, что выстрел мог быть произведен и в сидящего человека с небольшой дистанции, но также — и в стоящего на удалении человека при условии, если его туловище было наклонено под углом в 45 градусов.

Суд также назначил повторную криминалистическую экспертизу одежды Епраносяна. В ходе экспертизы уже в 16-м Государственном центре судебных экспертиз СКВО были детально исследованы куртка и брюки Епраносяна, которые на нем были в ту ночь. И экспертиза убедительно доказала наличие на них не полностью сгоревших частиц пластинчатого пороха — им заряжаются охотничьи патроны. То есть в Епраносяна стреляли! Это факт! Факт, который не установлен на предварительном следствии, факт, установлению которого препятствовала сторона обвинения уже в ходе судебного следствия. Следует особо отметить, что из второго ствола ружья Л. также мог произойти выстрел, но патрон дал осечку. Вот уж непредсказуемо — куда мог полететь заряд от второго патрона. Убежден, что Епраносяну просто повезло: браконьер нажимал оба спусковых крючка, но выстрел получился один, «ружьишко подвело».

В первом слушании в июне 2010 года судья учел данные всех экспертиз, свидетельские показания и принял уголовно-правовое решение — лишение свободы на один год. После кассации в повторном судебном разбирательстве в ноябре прошлого года охотинспектора обвинили в умышленном убийстве и приговорили к 6,5 годам лишения свободы. Там, видимо, результаты экспертиз просто не приняли во внимание. Почему? На каком основании? Их кто-то поставил под сомнение?

Получается, за то, что человек, исполнявший служебные обязанности, не дал себя убить, не дал убить второго человека, находившегося с ним рядом, должен сидеть в тюрьме? Согласно этой логике надо сажать всех милиционеров, которые при задержании преступников применяют табельное оружие…

А ведь это — прецедент!

Кто может поручиться, что подобная ситуация больше никогда не повторится? Кто может поручиться, что ни одному охотинспектору никогда больше не придется стрелять в браконьера, защищая свою жизнь? Никто. И случись подобное, судьи будут опираться на решение по этому «азовскому» делу и в какой-то мере руководствоваться им. Ведь в судебной практике принято учитывать созданный прецедент.

— Для меня в этом решении суда очень много непонятного, хотя объяснения происшедшему я дать могу, — говорит исполняющий обязанности директора департамента охраны и использования объектов животного мира и водных биологических ресурсов Ростовской области Владимир Иванченко. — На моих глазах за 16 лет работы в отрасли произошло много печальных событий: наши инспектора гибли от рук браконьеров, и никто преступников не нашел. Нашими сотрудниками было заведено много дел, когда происходила незаконная добыча животных, причем циничная, ничем не прикрытая, где доказательств хватало с лихвой. Эти дела рассыпались в прах. Епраносян же за один год довел до логического завершения больше ста административных дел.

Товарищи считают, что Епраносян — человек смелый, хорошо профессионально подготовленный, грамотный, выдержанный. Именно благодаря этим качествам на его счету больше всего задержанных нарушителей, он изъял 9 единиц незаконно приобретенного оружия…