В Азовском городском суде продолжаются слушания по уголовному делу о повреждении частным лицом крупнейшего в Восточной Европе памятника скифо-античных времен — Елизаветовского городища.

Уникальный археологический объект находится под охраной государства с 1960 года и является памятником федерального значения. В преступлении обвиняется житель Ростова, построивший на принадлежавшем ему земельном участке, расположенном на территории акрополя Елизаветовского городища,  два дома — двух- и трехэтажный.

Председательствующий в процессе судья А.А. Гудкин выясняет: знал ли подсудимый о том, что ведет строительство домов на территории памятника.

Как показали свидетели, представители министерства культуры РО и Росстройнадзора, археологи из НМЦА ПИ ЮФУ, глава сельского поселения хутора Городище Азовского района, где расположен уникальный объект, еще на начальном  этапе строительства — в мае 2008 года — застройщику были вручены копии письма областной Инспекции по охране памятников истории и культуры РО с информацией о нахождении памятника «Елизаветовское городище» на территории хутора Городище, а также — схема памятника с нанесенными границами. Тогда же на объект выезжала комиссия министерства культуры РО — строителям на руки был выдан акт о приостановке работ. В августе того же года такой же акт застройщику выдала и комиссия Росохранкультуры. Однако, несмотря на все запреты, строительство продолжилось…

На тот факт, что владелец земельного участка был все-таки осведомлен о  существовании археологического памятника, указывает и следующая деталь. Когда строительство только  началось, участок  был обнесен новым забором, на котором был вывешен информационный щит. На нем застройщик черным по белому обозначил, что ведет  строительство не просто зданий, но историко-туристического центра «Елизаветинское городище» — с ошибкой, правда, в слове «Елизаветовское».

Возникают вполне уместные вопросы. С чего бы  вдруг деловой человек стал вкладывать деньги в строительство туристического центра в забытом Богом хуторе, затерявшемся где-то в пойме? Ведь туристический бизнес должен приносить доход, разве нет? А чем привлечь туристов в иссушенную солнцем степь, где даже деревья приживаются с трудом и река в отдалении? На что тут смотреть? Кроме раскопок античных древностей — никаких достопримечательностей…

Потому с трудом верится в наивность застройщика: дескать, строил он историко-туристический  центр на помидорных грядках, а тут — откуда ни возьмись — акрополь охраняемого государством античного города…

Сегодня строительство на территории памятников истории, культуры, археологии — не редкость. Однако в большинстве случаев такие ситуации завершаются благополучно — цивилизованный подход встречается все чаще. Не так давно в  самом центре Ростова, на заповедной Пушкинской улице, частным лицом был выкуплен аварийный дом постройки XIX века. Новый хозяин собирался снести его — и построить новый. Но, прежде чем это сделать, он обратился с запросом в областное министерство культуры, чтобы проверить — а не снесет ли он по своему незнанию памятник?

В Ростове перед началом строительства новых корпусов гостиницы «Дон Плаза», занявших целый квартал в центре донской столицы, где некогда располагалась крепость Дмитрия Ростовского, целое лето работали археологи. И только потом туда пришла строительная техника.

В том же Азовском районе на территории нынешнего поселка Беловодье перед началом стройки также работала археологическая экспедиция, сделавшая несколько интересных открытий.

Прежде, чем разрыть знаменитый Байков курган под Ростовом, сюда пригласили на раскопки археологов.

Такой подход (сначала — археологи, потом — экскаватор) приносит свои несомненные плоды. Сохраняются бесценные артефакты, которые земля хранила тысячелетиями. И вырастают современные дома, прокладываются трассы и трубопроводы.  Но без уголовных дел и судебных исков…