Наверное, в работе сотрудников участкового пункта полиции, расположенного в Доме культуры станицы Базковской, принцип этот — не самый главный. Но и в числе второстепенных называть его неверно. Потому что прийти сюда со своей даже самой пустяковой проблемой любой местный житель может в любое время, а не только в официально объявленные и утвержденные дни и часы приема посетителей.

 — Происшествия и беды случаются вовсе не по каким-то графикам и часам, — рассуждает старший участковый уполномоченный Базковского сельского поселения капитан полиции Владимир Мельников. — Когда я или мой напарник старший лейтенант Юрий Ананьев находимся здесь, двери пункта держим открытыми. Если же мы на подконтрольной территории, всегда есть возможность связаться с нами по мобильным телефонам, номера которых известны практически любому здешнему человеку. На связи мы вообще круглосуточно. Служба такая.

Свою службу Мельников, обладающий богатырским сложением, считает делом ответственным, нужным, по-настоящему мужским, но вовсе не каким-то особо герои-ческим и романтическим. Уверен он, что многие другие человеческие «занятия» более интересны и привлекательны. Медицина, к примеру, педагогика, большой спорт, изобретательство, космонавтика.

— Но кому-то нужно и закон охранять, общественный порядок обеспечивать, работать с не самой лучшей частью современников, — продолжает он. — Какая тут романтика? А вот удовлетворение от службы, разумеется, есть. Оно в добром к тебе отношении людском. Если, разумеется, сможешь его заслужить. Знаете, как здорово, когда, например, все встречные станичники с тобой здороваются, делятся новостями, советуются по разным вопросам. Чувствуешь тогда, что ты — на своем месте, людям нужен.

То, что капитан Мельников «на своем месте», считают практически все его земляки, с кем автору этих строк довелось пообщаться. И в районном отделе внутренних дел так считают да еще и называют капитана лучшим среди всех участковых шолоховской земли. Зона его ответственности — все правобережье Шолоховского района. Кроме напарника Ананьева, в подчинении у старшего участкового уполномоченного еще пять коллег-участковых, несущих службу в здешних сельских поселениях.

— Стараюсь делать все правильно, выполнять собственные служебные обязанности как положено, в точности соблюдать законы, инструкции. Такого же требую от своих ребят, — заметно смущается Владимир, когда спрашиваю его, какими подвигами удалось обрести ему завидный авторитет в народе, высокую оценку командования. – Героического же или сенсационного я ничего не совершил, подвиги в моей жизни не случались. Людям знаком хотя бы потому, что на всех сходах граждан непременно подробно отчитываюсь о своей работе. Выслушиваю пожелания, бывает, и критику в наш адрес, жалобы на случающиеся огрехи. Потом коллективно делаем, как положено, выводы, «разбор полетов», чтобы не допускать чего впредь.

Неординарной информации из лучшего в районе участкового уполномоченного «вытянуть» не удается. По его словам, самые серьезные случавшиеся за время службы происшествия были не серьезнее хмельных дебошей, хулиганства, не особо крупных краж. От тяжких же преступлений, как говорится, бог миловал. Он не скрывает, что табельное оружие вообще ни разу не потребовалось применить. Кое-какие сведения, правда, удается узнать у прибывшего в участковый пункт старшего лейтенанта Юрия Ананьева. Например, о том, что непосредственный его начальник — лучший стрелок районного ОВД, неизменный призер ведомственных соревнований разного уровня. Вдобавок — отличный спортсмен, с физической подготовкой которого далеко не каждый может потягаться.

— Ничего удивительного, — машет Мельников, — я ведь после окончания школы в родном хуторе Терновском учился в педагогическом училище Каменска, получил профессию преподавателя физкультуры и шесть разрядов по различным видам спорта. Стрелять же с детства неплохо получалось. Всей своей роте, между прочим, пристреливать автоматы довелось во время армейской службы на Северном Кавказе в 2000 – 2002 годах.

Фотографирую перед расставанием своих новых знакомых и прощаюсь с ними. Некоторое время редакционная машина колесит по окрестностям Базковской, где мне не доводилось бывать уже много лет.

Как выехать к автодороге на Ростов, спрашиваем у встретившегося паренька. Он объясняет и просит по пути подвезти к школьному приятелю. Пользуясь случаем, интересуюсь его мнением о местных участковых, если они ему знакомы.

— А кто же тут не знает Мельникова и Ананьева? — удивляется тот. — Нормальные мужики, толковые. Правда, старший лейтенант бывает чересчур уж строгим. Как-то вот работу дискотеки раньше времени остановил. Конечно, было там несколько пацанов, сильно поддавших, матерившихся, и вообще… Но из-за них всех наказывать — слишком, считаю, круто. Можно было бы, верно, просто оформить их за административное нарушение, а дискотеку не закрывать.

Высаживаем провожатого у дома его приятеля.

— Я тут вам наболтал лишнего, — тревожится он, — а у старлея, может, неприятности какие из-за этого будут. Запишите мое имя, фамилию, если что, отвечу за длинный свой дурацкий язык. Вообще-то мы все сами тогда дурака сваляли: могли ведь сразу накостылять алкашам, чтобы никому жизнь не портили. Сами, получается, виноваты…