Хотя и «дозвониться туда невозможно», и «едут долго», и «толку никакого», но если вашу квартиру ограбили или цепочку золотую в подъезде сорвали, в «скорую» вы сообщать не будете, а наберете «02».

Рабочий день у начальника смены дежурной части городского отдела МВД по Ростову-на-Дону начинается в 7.00. Правда, в сутках у майора полиции Романа Ромахова и его подчиненных 25, а иногда и 26 часов. Сначала сбор и подготовка наряда, потом развод с постановкой оперативных задач. Вдруг какое-то вчерашнее происшествие требует усиленного внимания и особого контроля. Потом рабочие сутки и сдача дежурства. Обязательный доклад начальнику городского управления: сколько звонков поступило, какие меры по ним были предприняты, сколько преступлений раскрыто, что с остальными. И только после этого можно отправиться домой поспать. Чтобы через три дня — это если по норме, а бывает, что и через два, вновь заступить на дежурство.

Сердце городской дежурной части — колл-центр. В этой комнате всегда стараются соблюдать тишину, чтобы не мешать девочкам. Так коллеги-мужчины ласково называют операторов «02».

— За восемнадцать лет работы я еще ни разу не видел мужчину-оператора. Не справляются они. Чтобы разговаривать с человеком, который попал в беду, нужны и такт, и терпение, и особая психологическая подготовка. Основная задача оператора — выяснить все подробности произошедшего, узнать точный адрес. Именно от этого зависит, насколько оперативно и действенно отреагирует полиция на поступивший вызов. Но мало кто в стрессовом состоянии способен дать четкую информацию. Зачастую приходится сначала успокоить человека и уж потом работать с ним, — рассказывает Роман Витальевич.

Просто так прийти с улицы и стать оператором «02» нельзя. Помимо общей первоначальной подготовки длительностью в полгода, обычной для всех сотрудников полиции, в которую входят изучение гражданского и уголовного кодексов, обучение боевым приемам борьбы, стрельбе, строевая, физическая, инженерная и медицинская подготовка, стажер-оператор должен пройти и специальную. Какое-то время он просто наблюдает за работой действующих операторов. Затем садится за телефон сам под постоянным контролем своего наставника. Потом сдает внутренний экзамен и только после этого считается годным к работе.

В идеале в смене должно быть восемь операторов, но сегодня их только четыре. Не все справляются с суточным режимом работы и большой психологической нагрузкой. Уходят.

— Люди звонят разные. Кто-то сообщает, что у него собачка умерла или тараканы радиоактивные по квартире бегают — соседи подлые запустили. Другие переходят на личности. По уставу мы не имеем права ни ответить, ни прервать разговор. Так что если меня назовут дурой, а я, не дай бог, скажу «сам дурак», мне грозит выговор и дисциплинарное взыскание. Понаслушаешься такого, бывает, а дома дела, семья, дети. К тому же мы как действующие сотрудники полиции обязаны регулярно подтверждать свою физическую подготовку, в стрельбах участвовать. Бывает, приползаешь домой с дежурства часов в 11, отоспишься, немножко по дому сделаешь. На следующий день кросс сдаешь или стрельбы очередные. После домой прибежишь, борща наваришь быстренько и опять на дежурство. Работать сутки/двое очень тяжело, но выбора нет. На двух миллионный Ростов у нас всего 12 операторов «02», — рассказывает сержант полиции Марина Кадилина.

Звонят люди не только с рассказами о реальной беде или о радиоактивных тараканах. Иногда у операторов интересуются, который сейчас час, или просят подсказать, как написать заявление в отдел полиции, разобраться, почему задержали друзей за распитие спиртных напитков в общественном месте.

— Пик абсурдных звонков приходится на полнолуние. И это не шутка. Когда луна начинает убывать, их количество сокращается буквально в десятки раз, — делится Роман Ромахов своими наблюдениями за годы работы в дежурной части. — Бывали случаи, когда один и тот же человек совершал на телефон «02» до 70 звонков в день. И пока оператор беседует с такими гражданами, кто-то, кому действительно нужна помощь, не может дозвониться. Отсюда жалобы. Также есть люди, которые до сих пор не знают, как вызвать полицию с мобильного телефона. Запомните «112» или «060» — единый телефон службы спасения. В конечном итоге сообщение о происшествии все равно придет к нам. Так как собственных оперативных сил реагирования у этих служб нет. Но и с операторами «112», и с диспетчерами «060» у нас налажена прямая связь. Так что с момента регистрации вашего звонка до направления наряда проходят считанные минуты.

Каждый звонок, поступивший по телефону «02», записывается в режиме реального времени. Также автоматически определяется телефонный номер звонившего. Все это, а еще адрес места происшествия и краткое сообщение о причине вызова записывается в журнал, который лежит на столе перед каждым оператором. Помимо этого, беседуя с вами, девушки в рабочем компьютере оформляют электронную карточку вызова. В ней вся важная информация дублируется. Эта таблица по внутренней сети полиции тут же направляется на несколько компьютеров: в районный отдел полиции, где произошло происшествие, начальнику смены дежурной части и радисту. Райотдел направляет сотрудников по вызову. Затем обязательно отчитывается начальнику смены о результатах выезда. В случае необходимости к месту стягиваются дополнительные наряды.

Передвижение патрульных машин полиции по городу контролирует радист дежурной части при помощи системы «Аргостраж». Местоположение автомобилей, оборудованных системой навигации, отражается на мониторе компьютера специальными значками. Радист может самостоятельно направить ближайшие свободные наряды к месту происшествия. Также он распределяет маршруты движения машин, чтобы, например, охватить как можно больший радиус и отрезать преступнику пути к отходу.

Прапорщик полиции Алексей Попов уже 20 лет на службе. Сначала был патрульным, но вот уже 12 лет в должности радиста.

— Конечно, современная техника изрядно упрощает задачу, но заменить человека она все же не может. А вот мы с работой справлялись и раньше, когда этих современных компьютеров и систем слежения еще не было, — говорит он. Его голос от двенадцатичасовых переговоров с патрулями уже охрип, а сейчас только 22 часа, впереди еще вся ночь. — Коллеги смеются, говорят, что я могу ночью с закрытыми глазами в Ростове любой дом показать. За двенадцать лет и не такому научишься. Но я-то что? Сижу за значками наблюдаю. А вот девочек наших жалко. Выматываются они очень. А ну-ка с каждым поговори, пойми, что у него случилось. Нужно нам больше операторов.