Когда «Наше время» в первый раз писало об этой истории, то был рассказ о торжестве справедливости. Сегодня наша прошлая уверенность в этом кажется наивной. И вывод, который хочется сделать из всего, что за пять лет произошло с нашими героями, страшен по своей сути: Систему победить нельзя. Особенно если ее звенья связаны круговой порукой…

В КОНЦЕ 2007 года ростовский бизнесмен Евгений Иванов ехал с приятелем на своем автомобиле. Его остановили сотрудники ГИБДД, а через некоторое время подъехали два автомобиля с сотрудниками ГУ МВД РФ по Южному федеральному округу. Ничего не объясняя, Евгения скрутили, надели наручники и засунули за пояс пистолет.

Отвезли в Железнодорожное отделение милиции, где и обнаружили пистолет в присутствии понятых. Позже сотрудники ОВД Железнодорожного района, допрошенные уже в качестве свидетелей, заявили, что им еще днем позвонили коллеги и сообщили, что на улице задержан Иванов, у которого изъят пистолет. То есть «изъятый» на улице пистолет оказался за поясом у Иванова, откуда его снова «изъяли» — теперь уже в отделении?! И в это же время в райотдел прибыл начальник ОРБ-1 ГУ МВД РФ по Южному федеральному округу Д. Орлов. После беседы с ним для Иванова многое стало ясно. Ни о какой случайности и речи быть не могло: Евгения «заказали». Правда, главной целью «ребят в погонах» был совсем не он. От Иванова требовалось дать компромат на учредителя авторынка «Фортуна» О. Урсалова, с сыном которого он дружил. В противном случае Евгения пообещали «закрыть» по 222-й статье УК годика на четыре… Далее машина завертелась: допросы, экспертизы. В деле уже были липовые рапорты дэпээсников, протокол изъятия с подписями нужных понятых… Иванов свою вину не признавал, настаивал на том, что до встречи с милиционерами пистолета у него не было, сопротивления он ни гаишникам, ни сотрудникам ГУ МВД не оказывал. Но кого это волновало?

Правда, отпечатков пальцев подозреваемого на оружии не было. Орлов стал «давить» на эксперта, чтобы на пистолете «обнаружились» нужные пальчики… Тот отказался выдавать фальшивое заключение. Это очень мешало Орлову: Евгения Иванова надо было «закрывать». И Орлов начал «работать» с судом. Он разворачивает невиданную активность: переговоры с нужными людьми, посулы, угрозы, выходы «на самый верх». В ход идет все: и ложь, и лесть. Судьям звонят и врут, что делом Иванова занимается ФСБ, что вопрос о взятии его под стражу уже решен положительно на уровне руководителей двух ведомств – суда и госбезопасности… Но дело не выгорело. «Суд будет решать по закону», – огорчают Орлова его товарищи, через которых он искал «выходы» на судей. И вот судом отказано в избрании меры пресечения – заключении под стражу, Иванов остался на свободе. Он начал активно бороться за себя. Следствие продолжается, и в результате уголовное дело в отношении Е. Иванова прекращено, а возбуждено против работников милиции — непосредственных исполнителей «операции», вдохновителям и организаторам – Д. Орлову и его заместителю А. Стаднику предъявлены обвинения в совершении должностных преступлений. Началось давление на свидетелей, которые подтверждали правоту Иванова, в их адрес сыпались угрозы. Прокуратура отменила постановление о возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников ГУ МВД РФ по ЮФО. Суд признал решение прокуратуры незаконным, следствие (уже в мае 2010 года) обратилось в суд с ходатайством об избрании для Д. Орлова меры пресечения в виде заключения под стражу.

В зале суда два представителя прокуратуры энергично возражали против этого, защищая Орлова. Но суд все-таки решил с прокуратурой не согласиться. Поверил внушительным материалам следствия, в том числе показаниям свидетелей, которые рассказывали, как им настойчиво предлагали изменить ранее данные показания.

В заседании звучали фрагменты аудиозаписей разговоров Орлова, из которых было ясно: Иванову угрожает реальная опасность. «…Меня интересует один Иванов. Я его все равно добью, …, в любом случае. Любыми путями… Если не я добью, добьют его другие. Ты поверь мне. Он уже не жилец. Я думаю, что не только на этой земле, жизнь его дала … трещину». После исследования всех материалов суд принял решение заключить Орлова под стражу.

На этой оптимистичной ноте и закончился наш материал, опубликованный в 2010 году. Справедливость вот-вот должна была восторжествовать…

СЕГОДНЯ, спустя пять с лишним лет с того вечера, когда Иванову подбросили пистолет, картина выглядит совсем по-другому. Потому что обвиняемых по делу осталось только двое — те самые рядовые исполнители, которым давал задание подбрасывать оружие их начальник Дмитрий Орлов. Сам он, как и его заместитель в ГУ МВД РФ по Южному федеральному округу А. Стадник, теперь вроде бы и ни при чем. Система своих «не сдает».

Краткое изложение событий. После того как Орлова заключили под стражу, следователь направляет дело в прокуратуру для утверждения обвинительного заключения. Прокурор отказывается подписать обвинение и опять возвращает дело следователю. Тот обжалует решение областной прокуратуры в прокуратуре генеральной. В декабре 2010 года дело поступает в генпрокуратуру, которой закон предоставляет в таких случаях 72 часа для принятия решения. Но по странному стечению обстоятельств дело «теряется» и возвращается в Ростов только в середине января следующего, 2011 года, когда срок содержания под стражей Орлова по закону истекает. И он выходит на свободу.

Следствие продолжается. Собрано такое количество доказательств, что дело составило более 20 томов. Два из них — это расшифровки телефонных переговоров Орлова, которые предоставила следствию ФСБ. Эта организация, как выяснилось, давно интересовалась работой полковника Орлова и его друзей. Уж очень непохоже было, что на милицейскую зарплату можно приобрести квартиру, автомобиль представительского класса, кафе в центре Ростова, строить роскошный особняк…

Поверьте, содержание этих записей впечатляет. Опубликовать их мы не можем — велик объем, да и соображения морали не позволяют. Дело в том, что Орлов и его собеседники не ругаются матом – они на нем разговаривают, изредка перемежая нецензурщину обычными словами. Цинизм этих «рабочих» разговоров зашкаливает. Становится ясно, как люди в погонах добывают себе деньги на роскошную жизнь. Как насылают на бизнесменов проверки из «сопредельных ведомств» — просто потому, что человек выступил свидетелем на суде и сказал не то, что от него требовали. Как под диктовку пишутся доносы, как всем отделом собираются «номерные бумаги» – деньги (уж не для того ли, чтобы занести взятку нужным людям?). Все это, повторюсь, в деле есть. Подлинность аудиозаписей подтверждена экспертами. Свидетели прошли проверку на детекторе лжи. Но Орлова пытаются вывести из-под удара любой ценой. Кстати, судьба обвиняемого по тяжким статьям работника милиции все это время складывалась достаточно удачно. Он даже «подрос» по службе. Его, правда, не аттестовали на должность, связанную с оперативной работой, но зато назначили следователем по особо важным делам Краснодарского подразделения ГУ МВД РФ по Южному федеральному округу. Никого не остановило то, что Дмитрий Орлов раньше никогда не работал следователем, не расследовал ни одного уголовного дела, имеет весьма отдаленные представления о законах в общем и Уголовно-процессуальном кодексе в частности, что на момент назначения в другой регион он находился под подпиской о невыезде за пределы Ростова…

Интересно складывалась судьба его подельника А. Стадника. Его назначили… на должность оперуполномоченного отделения по борьбе с наиболее опасными преступлениями экономической направленности и противодействию коррупции 2-го межрегионального оперативно-разыскного отдела полиции ГУ МВД РФ по ЮФО. Кого вообще волнует, что закон «О полиции» напрямую запрещает принимать на службу подозреваемых или обвиняемых по уголовному делу?

Упорный Иванов все искал свою справедливость, направлял жалобы в МВД, в прокуратуру… Сверху эти жалобы спускали тем, на кого жаловался Евгений. И только по ходатайству следствия (кстати, очередному не поддержанному прокуратурой) Д. Орлов и А. Стадник были отстранены судом от занимаемых должностей.

Следователи направили уголовное дело в следственное управление СК России по ЮФО. Там его внимательно изучили. И после этого теперь уже заместитель председателя Следственного комитета России Б. Карнаухов принял решение о привлечении Д. Орлова в качестве обвиняемого.

Дело опять передали в прокуратуру для передачи в суд. Прокуратура завернула его обратно с неподписанным обвинительным заключением. И с требованием повторно выполнить ранее проведенные следственные действия.

Евгений Иванов, понимая, что жаловаться в генпрокуратуру бесполезно, обратился в суд.

«…указания заместителя прокурора области носят формальный характер, дублируют уже имеющиеся доказательства. Указаний на нарушение следователем федерального законодательства в постановлении не имеется, ни одно из представленных доказательств не признано прокурором недопустимым доказательством. Решение о возвращении уголовного дела для производства дополнительного следствия выносится повторно, после их выполнения следователем. При этом обжалуемое постановление содержит новые указания по форме, но те же по содержанию. Кроме того, в своих указаниях прокурор сослался на данные, которых не имеется в материалах уголовного дела, то есть не собранных надлежащим образом в соответствии с требованиями УПК РФ, в связи с чем они не могут быть признаны доказательствами и не были известны следствию. Несмотря на это, прокурор требует их проверки…

…Таким образом, факты, изложенные в постановлении заместителя прокурора области, должны быть проверены в рамках судебного следствия при рассмотрении дела по существу, в связи с чем суд считает законным направление данного уголовного дела в суд, поскольку постановлением заместителя прокурора были нарушены основные принципы судопроизводства и права участника судопроизводства — потерпевшего».

По решению суда прокуратура Ростовской области отменяет свое постановление как незаконное и выносит… аналогичное по содержанию решение. Главный вопрос: ПОЧЕМУ? — пока остается без ответа.

Дело не может дойти до суда пять лет! Защитники Орлова добиваются своего. И вот следователь под давлением прокуратуры вынужденно принимает решение о прекращении уголовного преследования в отношении Д. Орлова и А. Стадника…

В деле осталось два обвиняемых — бывшие опера, которых их начальник Д. Орлов фактически принудил совершить преступление. А как же быть с документальными свидетельствами? Например, с угрозами Орлова в адрес гаишников, которые сознались, что действовали по указанию из ОРБ-1?

О. Ты, слушай, а кто работал с гаишниками с этими, (мат)?

Х. (пауза) Андрей с Андраником.

О. Ну, ты видел, что они, какие показания дали в суде, нет?

Ты звони им (мат), у тебя ихний телефон, (мат). И скажи: не знаю, как решать с ними, (мат), они, (мат), в суде, (мат), дали одни показания, а в прокуратуре другие. (Мат), (мат). Звони этим (мат), выясняй, кто их начальник, выясняй сейчас. Пусть начальнику кто-то будет из наших звонить, (мат)… Если они, (мат), (мат), думают на постах, (мат), капусту снимать, то (мат) пошли из ми… из ГАИ, (мат), работать, (мат). Понимаешь меня? Вот так им и объясни, (мат), (мат) этим, (мат). И мы настоим, что эти (мат) в ГАИ они работать не будут однозначно, (мат). Вот так и объясни, (долгий мат), сейчас, (мат), сейчас отколят еще какой-то номер, завтра же они не будут работать, (мат). И по земле будут ходить, (мат), (мат), оглядываясь постоянно.

Как расценивать, например, следующий диалог:

Х. Все нормально, все идет, дело возбудили, все в порядке.

О. А с маслом что, этот, штаны на экспертизу?

Х. Ну, а мы здесь причем? Они занимаются этим всем.

О. Мы там при полных «чего», понимаешь меня? Мы там должны присутствовать, когда это будут забирать все, (мат).

Х. Что забирать?

О. Проконтролировать по штанам по этим. Мы при чем! Если что, ты генералу скажешь: мы при чем, да это (мат), Железка виновата?! Так мы скажем или что?

Х. Дим, вчера нужно было снять какие-то отпечатки, я сегодня первый раз это услышал, понимаешь…

О. Я про пальцы. Там по пальцам не получилось. Ну, это (мат) все, по пальцам. Сейчас можно что сделать, штаны можно у него изъять. Там следователь, чтобы проконтролировать, ты там находишься. Чтоб он, (мат), сейчас выписал постановление и изъял у него одежду, (мат). А человек с розыска предупрежден, и чтоб там нашли какие-нибудь масляные, эти, пятна, понимаешь?

Не нужно быть экспертом-лингвистом, чтобы понять, что речь идет о том, чтобы сфабриковать улики против Иванова, «найдя» на его одежде следы оружейного масла. Подчеркиваю, подлинность диалогов подтверждена экспертами!

В прослушке есть еще один пикантный момент. Когда Орлову не удается заставить суд плясать под свою дудку, а остальных — фальсифицировать результаты экспертиз и давать ложные показания, он дает команду «собирать номерные бумаги», чтобы передать нужным людям. Тем, кто реально сможет повлиять на ход дела. Судя по происходящему сейчас, нужное количество «бумаг» было собрано и занесено в соответствующие кабинеты. Похоже, Орлов сумел «договориться»… Крайними остались мелкие сошки. Из органов внутренних дел они уже уволились. А вот Д. Орлов находится в резерве. С такими ценными кадрами Система не расстается…