«Маленький человек» и официальные лица никак не могут договориться

На жительницу Новошахтинска Раису Ивановну Шурпа милицейская машина наехала ранним утром, на остановке общественного транспорта в центре города. С учетом подведомственности транспортного средства и чина сотрудника, находящегося в нем – начальника отделения милиции – провести экспертизу и доказать что-то было очень сложно.

– Трагический случай произошел в моей жизни в 1977 году, – рассказывает Раиса Ивановна. – До этого момента я была молодой, жизнерадостной и, как сейчас говорят, вполне состоявшейся женщиной: работала в стройуправлении, являлась  депутатом горисполкома. Статус и помог «достучаться» до ЦК, милицейского главка и центральной прессы, чтобы добиться решения суда. Ведь по тем временам подобное ЧП было серьезным скандалом, который всячески старались скрыть.

Травмы оказались столь серьезными, что с учетом тогдашнего уровня медицины Раису Ивановну признали инвалидом пожизненно с утратой трудоспособности на 90%. Решением суда в ее пользу ГОВД должен был производить ежемесячные компенсационные выплаты.

Первое время отчисления совместно делали ГОВД и водитель милицейской машины, перешедший работать на шахту. Но в середине 90-х, ссылаясь на тяжелое материальное положение, выплаты прекратили по всем направлениям.

Раиса Ивановна вновь обратилась в суд, который учел накопившиеся долги, выросший минимальный размер оплаты труда, средний заработок до травмы, применил соответствующий коэффициент и постановил, сколько ГОВД должен ей единовременно и ежемесячно. Две страницы из пяти этого решения суда – сплошные математические формулы.

– Но и это не сильно изменило ситуацию к лучшему. Как пожалуюсь, что-то заплатят, потом – опять провал. Куда только не писала за эти годы! – Раиса Ивановна достает из сумки огромную стопу бумаг. – И это – лишь малая часть.

После нескольких лет борьбы из Главного управления министерства юстиции РФ по Ростовской области ей и вовсе сообщают, что законодательство кардинально изменилось, и служба судебных приставов к принудительному взысканию ее долга больше не имеет никакого отношения.

«Постановлением Правительства РФ от 22.02.2001 года №143 утверждены Правила взыскания на основании исполнительных листов судебных органов по денежным обязательствам получателей средств Федерального бюджета. Вы вправе теперь предъявить исполнительный лист в отделение Федерального казначейства Новошахтинска, поскольку должник – городской ОВД – является получателем средств федерального бюджета».

Сейчас уже сложно понять почему, но Раиса Ивановна исполнительный лист в казначейство не понесла. Может, у нее просто опустились руки и она устала от этого бега по кругу?.. В общем, исполнительный лист пролежал среди прочих ее бумаг как минимум три года.
Спустя это время она вдруг вновь несет его в городской отдел Управления Федеральной службы судебных приставов России по Ростовской области. В возбуждении исполнительного производства ей, естественно, отказывают. Так как теперь уже и Бюджетный Кодекс гласит, что если вред (ущерб) нанесен незаконными действиями государственных оганов власти или их должностными лицами, денежные средства взыскиваются непосредственно из казны. Поэтому с исполнительным документом и копией решения суда дорога – в казначейство.

Раиса Ивановна несколько месяцев опять туда не шла, продолжая жаловаться на бездействие судебных приставов.

– Осенью прошлого года, спустя три месяца после разговора с журналистами «Нашего времени» на Дне подписчика в Новошахтинске я все-таки отправилась в местное отделение Федерального казначейства. Но там мой исполнительный лист просто не приняли, – уверяет Раиса Ивановна. – Прислали его в конверте обратно.

В отделении Федерального казначейства уверяют, что на самом деле все не совсем так.

– Дело в том, что расчеты суда за эти годы уже совершенно устарели, – обьясняет запутавшуюся в тугой узел ситуацию в финансовом ведомстве. – Письменно, юридически выверенным языком, мы обьяснили Раисе Ивановне, что нужно обратиться в суд для «обновления» документов. После этого мы будем готовы начать процедуру по перечислению ей положенных сумм. Не знаем, почему она туда не идет?..

Раиса Ивановна настаивает, что никаких письменных разьяснений не получала, а в конверте был лишь исполнительный лист. И вообще, ей, «маленькому человеку», уже сложно поверить в лучшее.

– Меня, наверно, просто хотят окончательно запутать!.. Знаете, я ведь вынуждена принимать дорогие лекарства, поэтому материально, конечно, нуждаюсь. Но чем измерить и как компенсировать то, что было в один миг перечеркнуто этим милицейским наездом?..

Коллаж Ольги Пройдаковой