Уж не знаю, почему так получилось, но самым джазовым временем для донского края оказалась осень. И наиболее глухая ее пора — ноябрьская — пришлась на фестивали «Jazz по-ростовски». Вот уже одиннадцатый ноябрь звучат на донских площадках его биг-бэнды и студио-ансамбли. Играют зарубежные и отечественные мэтры джаза. И, конечно, донские мастера. Ростов продолжает уверенно держать планку джазовой столицы.



ДО ТОГО, как выступить в Ростове, участники фестиваля побывали в Волгодонске. В этот город «Jazz по-ростовски» прибыл впервые. В тот вечер в заполненном до отказа зале Дворца культуры имени Курчатова волгодонцы слушали джаз, что называется, раскрыв глаза и души. И это при всем при том, что музыку, которая звучала со сцены, к простой никак не отнесешь. И квартет Анатолия Кролла, и интернациональный коллектив петербуржца Александра Кондакова, и ростовское молодежное трио Евгения Побожия играли музыку, которую неискушенный в мелодических, ритмических и гармонических изысках зритель далеко не всегда способен отождествить с джазом. Может, потому перед концертом не было недостатка в мрачных прогнозах. Находились предсказатели, которые после беглого знакомства с программой сходу предрекали волгодонскому концерту чуть ли не провал. Аншлаг! Мэтр оте­чественного джаза Анатолий Кролл не скрывал приятного потрясения — своего и всех своих коллег-музыкантов:

—  Как хотите, а стоило подниматься ни свет, ни заря, мчаться через всю Москву на утренний самолет в Ростов, чтобы вечером в Волгодонске встретить такого зрителя...

Своего зрителя Кролл встретил и следующим вечером в Ростове. Те сотни человек, что собрались в театре имени Горького, не уставали аплодировать мастерству маэстро и его квартета «Мы из джаза». Наверняка не у одного сжалось и быстрее застучало сердце, когда в авторском исполнении прозвучали звуки «Танца гаучо» из ставшего культовым фильма Карена Шахназарова «Зимний вечер в Гаграх». Да и само название ансамбля пришло из другого легендарного шахназаровского фильма и как нельзя лучше выражает существо исполнительского стиля его музыкантов. Стиль этот определяется сплавом мастерства, уважения традиций и неустанного поиска.

Хотя возможен ли плодотворный поиск без мастерства и выучки? Именно потому на одной сцене с маститыми Анатолием Кроллом и контрабасистом Григорием Зайцевым оказались тонко чувствующий природу джаза и виртуозно владеющий инструментом саксофонист Тимур Некрасов из поколения 30-летних и совсем молодой студент «Гнесинки», но уже успевший сделать себе имя в мире джаза ударник Дмитрий Сапожников. Чем-то неуловимо напористая манера его игры напоминает легендарного Тони Розенгартена. В 1975 году, когда американский барабанщик вместе с другими китами нью-йоркского джаза приезжал в Ростов, ему было примерно столько же лет, сколько сегодня Дмитрию. И так же, как тогда Розенгартен блеснул трехминутным соло в знаменитой «Балладе о Мэкки-ноже», заставив буквально петь свои барабаны, так сейчас Сапожников, что называется, «зажёг» при исполнении «Каравана» — шедевра на все времена Дюка Эллингтона и Хуана Тизола.

А Некрасов в пьесе Кролла «Приближение» сумел раскрыть лирические возможности своего инструмента. Они у саксофона поистине неисчерпаемы.

Сам маэстро Кролл своей игрой не устает доказывать: джаз, как всякая настоящая музыка, оставаясь глубоко национальной, способна впитывать в себя другие музыкальные культуры, адекватно выражать душу другого народа,
становясь близкой и понятной ему. Сыгранная квартетом пьеса «Славянская грусть» Анатолия Кролла, идеально джазовая и в чем-то даже авангардная по форме, остается глубоко русской по содержанию.

Так же, как русской осталась и «Тарантелла» в исполнении другого джазового пианиста — непременного участника многих фестивалей «Jazz по-ростовски» петербуржца Александра Кондакова. Да, тарантелла – итальянский танец, веселый и одновременно грустный. Как Кондакову удалось передать это чисто итальянское единство противоположностей — его секрет или, как сейчас говорят, фишка. Но эта пьеса оказалась не просто музыкальной зарисовкой на итальянский сюжет. Это — впечатления русского человека от Италии.

ЕСЛИ ГОВОРИТЬ о музыкантах, то и на этот раз оказались на высоте ростовчане. И хорошо знакомый ростовским любителям джаза тромбонист Евгений Белин, участник всех 11 фестивалей «Jazz по-ростовски», посвятивший сольное выступление памяти «золотого тромбона Ростова» Якова Кюльяна, и ударник Максим Кабальскис, сумевший внести свою собственную краску в кондаковские композиции. Его филигранные кружевные ритмы пришлись в квинтете как нельзя более кстати, придав дополнительную лиричность всему выступлению ансамбля Кондакова.

Кабальскиса, который, несмотря на молодость, уже успел отметиться во многих нерядовых джаз– и рок-группах, в тот вечер можно было увидеть и в составе открывавшего ростовский концерт фестиваля молодежного трио Евгения Побожия. Музыку, что они играют, ведущий концерта — главный редактор столичного журнала «Джаз.Ру» Кирилл Мошков охарактеризовал как «джаз XXI века».

Если трио Побожия открывало концерт, то закрывал его государственный камерный оркестр джазовой музыки имени Олега Лундстрема. Легендарный биг-бэнд, отметивший в этом году свое 80-летие, внесен в книгу рекордов Гиннеса как самый «долгоиграющий» джаз-оркестр в мире. Давно уже нет так гремевших на весь СССР эстрадных (стыдливый эвфемизм полузапретного в ту пору слова «джаз») оркестров Утесова, Рознера, канули в небытие сильные республиканские коллективы Армении и Грузии. А «шанхайцы» – так неформально называют оркестр, который 80 лет назад в Китае возглавил 18-летний музыкант Олег Лундстрем — живут и продолжают восхищать своим искусством. На их счету — 10 тысяч концертов…

ПРОДЮСЕР и автор-координатор проекта «Jazz по-ростовски» Рафаиль Туишев признался, что заполучить для выступления легендарный биг-бэнд было его давней мечтой. И вот эта мечта осущест­вилась. Оркестр, которым сегодня руководит один из лучших отечественных джазовых пианистов народный артист России Борис Фрумкин, представил ростовскому зрителю лучшие образцы «большого стиля», посвятив свое выступление памяти немеркнущих звезд российского и донского джаза. И, конечно, не могли не прозвучать пьесы Дюка Эллингтона, чье 115-летие отмечалось в этом году. «Асфальтовые джунгли», «Старый цирковой поезд»… И все — в авторских аранжировках.

— Как они нам достались, раскрывать не будем, — заметил в этой связи Фрумкин. — Но мы намерены и дальше пополнять нашу нотную библиотеку и репертуар…

Автору этих строк посчастливилось быть на том уже давнем легендарном ростовском концерте оркестра величайшего из джазменов. В авторском исполнении звучала тогда вся эллингтоновская классика. Не ударяясь в воспоминания, могу лишь сказать: исполнение «шанхайцев» вполне достойно сравнения.

Говорящий факт: трое из входящих в первую десятку джазовых пианистов играли на XI фестивале «Jazz по-ростовски». Это — свидетельство его высокого уровня. И совсем не случайно один из мэтров – народный артист России Анатолий Кролл — стал художественным руководителем «Jazz по-ростовски».

Невозможно не согласиться с А. Кроллом: у «Jazz по-ростовски» есть все данные, чтобы превратиться в один из мощных донских брендов. Только для этого нужно, чтобы фестиваль стал делом не одной лишь группы энтузиастов, как это было все 11 лет его существования. Нужна поддержка властей, и не только моральная. При этих условиях фестиваль «Jazz по-ростовски» мог бы стать всероссийским…