Уже несколько лет в поселке Горняцком Белокалитвинского района нет шахты. Но экологический рай здесь почему-то так и не наступил. Зимой снег по-прежнему — черный, а летом на листве и плодах — угольная пыль.

— Да еще какая пыль! Хуже, чем когда работала шахта! — уверяет местный житель, горняк с двадцатилетним стажем Владимир Николаевич Шепкунов.

— Я в поселке — сорок семь лет, — поддерживает его соседка Евдокия Ивановна Аксенова. — Но такого, как сейчас, не припомню!

Куда ни глянь — поселок в окружении неблагопрятных экологических факторов: пылящих терриконов, обогащающей привозной уголь ЦОФ, отгружающей «черное золото» рядовым потребителям «стенки», перевозящих его в открытых кузовах грузовиков, повального печного отопления, а также цеха сортировки угля. Именно по поводу работы последнего у жителей и стало возникать больше всего беспокойства.

И хотя, согласно документам, предприниматель Владимир Александрович Нецкин установил линию по сортировке угля на расстоянии 520 метров от жилых домов, а склад по его выдаче расположил и того ближе — 300 метров — почти пять лет назад народ забил в колокола лишь осенью прошлого года.

— Уж не знаем почему, но как раз недавно стало бросаться в глаза увеличение пыли, — поясняет Николай Ефимович Загорулько, квартальный самой ближней к цеху улицы — Путевой. — Я собрал урожай овощей и фруктов, но его пришлось выбросить в мусорный жбан, потому что все они — в угольной пыли, которую невозможно смыть.

Несмотря на то, что прошлым летом в поселке проходила рекультивация двух терриконов — важное, но очень пыльное федеральное мероприятие, состоящее из разрытия отходов работы ныне закрытой шахты, их тушения и покрытия глиной, жители решили, что основной источник проблем — все-таки цех предпринимателя Нецкина.

— Там уголь дробят, сеют, сортируют в сухом виде, и все тучи пыли, гари и копоти оседают на поселок, — уверяют они.

— Да не дробим мы ничего, — отбивается как может Владимир Александрович. — Рядовые угли привозим с красносулинской шахты, высыпаем в бункер, а оттуда они распределяются по разным емкостям, в зависимости от размера. Потом поступают на склад или, иначе говоря, «стенку», где грузятся на машины или в вагоны.

Жители считают, что именно с согласия главы Горняцкого сельского поселения Ольги Павловны Снисаренко и открылся цех в поселке.

— Но они слишком преувеличивают мою роль в этой истории, — разводит руками Ольга Павловна, для которой Горняцкий не просто место руководящей работы, но и самая настоящая малая родина.

— Моя подпись была последней. Но какие у меня, неспециалиста в этих вопросах, были законные основания ее не поставить, если свое «да» цеху тогда уже письменно сказали все структуры — архитектура, сан­эпиднадзор и даже охрана окружающей среды, которые имеют полномочия, знания и приборы для проверки создающихся предприятий на соответствие требованиям и нормам?..

Находясь между двух огней, несколько месяцев назад Ольга Павловна устроила в администрации сельского поселения не одну встречу предпринимателя с жителями.

— Я уже выполнил все требования, которые люди выдвинули на этих встречах: закрыл профнастилом конвейер, по которому уголь идет на сортировку, купил машину, орошающую его… Но они по-прежнему жалуются на пыль. Что мне еще сделать? Разве что построить вокруг высоченный забор… Может, после этого страсти улягутся? — ломает голову предприниматель. — Но сдвинуть цех на километр и даже на 500 метров, как предлагают теперь некоторые, я не могу. Это нереально, потому что именно на этом участке земли все оборудование уже завязано в единую цепь, и на существование ее в таком виде и на этом месте я и получал официальное разрешение…

При этом предприниматель не скрывает, что не с сортировкой угля, а совсем с другой сферой связывает свои далеко идущие бизнес-планы.

— Если бы еще и поселок газифицировался, насколько легче  стало всем! — уверена Ольга Павловна. — Вот работала у нас котельная на угле, потребляла 17 тонн в сутки. Постоянно  дым задувало в центр поселка, а теперь перешла на газ — милое дело!..

Так совпало, что как раз недавно общеобразовательные учреждения страны попросили прислать в Москву свои мысли по поводу состояния экологии. Как представителя поселковой родительской общественности такое письмо поручили написать  Ольге Павловне. Она говорит, что на семи листах рассказала о всех экологических болячках своего родного поселения, требующих срочного лечения.