В последние годы что ни сюжет на федеральных телеканалах про Ростовский зоопарк, то про фламинго. Эти птицы стали словно его визитной карточкой.

— Неудивительно: красивые птицы в красивом месте… К тому же фламинго дают потомство только в двух зоопарках — Московском и нашем, — объясняет такой интерес съемочных групп к нашим фламинго замдиректора Ростовского зоопарка Нина Евтушенко.

Напомним, что в Ростов группа каспийских (или обыкновенных) фламинго поступила по межзоопарковскому обмену в 2003 году из Баку. Птицы эти — колониальные, размножаются лишь в том случае, если стая большая. У нас — небольшая, но сотрудники зоопарка пошли на хитрость: внутренние и внешние стены домика фламинго выложили зеркалами.

Уловка сработала: достигнув половозрелого возраста, фламинго уже третий год подряд дают потомство. Малыш-2010 появился на свет у наших фламинго на прошлой неделе и стал расти не по дням, а по часам.

Вообще у наших фламинго сейчас завершается пора гнездований. Но не каждый посетитель догадается, что это они не просто отдыхают на берегу, а сидят на гнездах. Ведь их гнезда на обычные птичьи не похожи: что-то вроде небольших насыпей с углублениями, возведенных из песка и ила. Будто играли маленькие дети.

— А вот посмотрите на эту девочку…

Мы с Татьяной Клемешевой, зоологом отдела орнитологии, стоим на мостике над озером Фламинго, и она указывает мне на молодую самку, которая нежно, словно что-то живое, передвигает по гнезду камешек.

— Она в этом году тоже снесла яйцо, но оно испортилось и лопнуло. Осознать это птица не в силах, а инстинкт требует: надо насиживать! Вот она и обращается с камешком, как с яйцом, из которого должен вылупиться птенец, — говорит Татьяна Борисовна.

А по соседству с ней — фламинго-подросток. Его принадлежность к возрастной группе «написана» на шее и на клюве: у взрослых птиц они — розовые, у подростков — серые с белым (а дети вообще – серые пушочки).

Этому фламинго три года. Он — ростовчанин (родился в нашем зоопарке). И вот уже второй раз малыш играет в «дочки-матери» (или, пожалуй, в «сыновья-отцы»). Строит, подражая взрослым, гнездо, а потом будто насиживает. Окончится пора гнездований, займутся взрослые другим делом, тогда и он оставит эту игру.

В нее обычно играют все малыши-фламинго, начиная с года. Так они готовятся к взрослой жизни: ведь у этих птиц заботы о ребенке родители делят пополам. По очереди насиживают яйца, по очереди кормят птенцов.

Но мы уже перешли к детям, а еще не рассказали про ухаживания женихов за невестами…

— Татьяна Борисовна, известно, как красивы брачные танцы и ритуалы журавлей. А какие они у фламинго?

— По-моему, еще интереснее и красивее. Фламинго постоянны в своих привязанностях, однако наступает брачная пора, и все у них, как в первый раз. Он превращается в страстного жениха, она – в пугливую невесту. Он гонится за ней, она как бы убегает. А за всем этим наблюдает Смотрящий — так мы называем самого крупного и авторитетного самца в стае.

Он высоко поднимает голову, вертит ею в разные стороны. Если в поведении какой-то пары ему что-то не нравится, он прерывает ее игру, видимо, объясняет, как надо, потом снова становится на середину мыса и продолжает наблюдение за парами.

— Ну прямо церемониймейстер! А сам со своей избранницей танцует?

— Мы этого не видели. Да и того, чтобы он за кем-то ухаживал, не замечали. Но в этом году Смотрящий сел на гнездо, в гнезде — яйцо…

— Значит, не только теоретик… А со своими зеркальными отражениями фламинго пытаются наладить контакт, подружиться?

— Поначалу пытались. Но, ничего не добившись, занялись другими делами.

…Пока мы беседовали на мостике, на озере Фламинго возникали новые интересные картины. Здоровенная наглая ворона пыталась приблизиться к новорожденному (опаснейшая гостья!), ворону родители прогнали.

Два фламинго сердито погоготали друг на друга, едва не сцепившись шеями, но обошлось без драки.

— Это — просто пререкания. Отношения фламинго могут выяснять часто, но не жестоко. Это миролюбивые птицы с явно выраженной заботой о ближнем, — прокомментировала Татьяна Борисовна поведение своих подопечных и сказала:

— Если бы мы с вами наблюдали сейчас за фламинго не в зоопарке, а в дикой природе, то заметили бы, что в стае есть нянечки. Родители уходят за пропитанием, а птенцов оставляют в «яслях» — под опекой нянечек. Поскольку у наших птиц нет необходимости добывать пищу далеко от дома, ясли и нянечки им не нужны.

А если бы вдруг налетел шквалистый ветер, началась гроза, фламинго в дикой природе поставили бы своих птенцов в центр круга и заслонили собой от разбушевавшейся стихии.

К счастью, такой экстрим ростовским фламинго не грозит: у них есть домик под мостом. Там они укрываются от ненастья и зимуют.

А наблюдать за фламинго в любую пору большое удовольствие. Вот одна птица потянулась, словно собралась в полет, замахала своими большими красивыми крыльями, за ней — другая, третья. Они сделали пробежку, как танцоры на балетной сцене, сложили свои бело-розовые с черной каймой «знамена», и как неожиданно и необъяснимо это зрелище началось, так  внезапно и завершилось, чтобы вскоре, наверно, снова повториться — так же неожиданно и необъяснимо.