У этого крошечного зверька — чудесная серебристая накидка с белым овалом посередине, белоснежное брюшко и удлиненный розовый носик.

— Какая чудесная мышка! — вот комплимент, который чаще всего раздается в его адрес.

Нравится ли этому зверьку такое сравнение? Но если услышит его зоолог, непременно укажет на ошибку:

— Это — не мышка. Это — пегий путорак, землеройка. Его родственники — ежи, кроты, выхухоли, куторы (водяные землеройки), бурозубки и белозубки.

Редко кто может сказать, что видел живого пегого путорака. Этот зверек обитает на ограниченной территории (в Казахстане и песчаных пустынях на юго-востоке Астраханской области), его племя малочисленно и к тому же ведет ночной образ жизни: путораки выходят на охоту лишь с наступлением сумерек.

Правда, этих землероек давно уже изучают сотрудники Московского зоопарка. Путораки стали достопримечательностью его экспозиции «Ночной мир», дают приплод. Парочку этих зверьков, родившихся в условиях зоопарка, московские зоологи передали ростовским коллегам. И эти серебристые, теперь уже столичные штучки, поселились в Доме юннатов Ростовского зоопарка.

— Как правило, землероек в зоопарках не содержат не потому, что они этого не достойны, а из-за трудностей ухода, — говорит ведущий методист отдела научных исследований и экологического просвещения Ростовского зоопарка, руководитель кружка юннатов Любовь Васильевна Воробьева. — Ведь система терморегуляции и интенсивности обмена веществ большинства землероек таковы, что кормить этих насекомоядных зверьков требуется каждые два часа. Если перерыв между приемами пищи достигает трех и более часов, землеройка может просто погибнуть.

Пегий путорак — счастливое исключение. Жизнь в суровых условиях пустыни и полупустыни его закалила: путораку достаточно хорошего обеда раз в день.

В природе он питается насекомыми, пауками. Найдет гнездо полевки с новорожденными мышатами — может и ими поживиться. Если забежит на бахчу и обнаружит треснутый арбуз или дыню — полакомится их сочной мякотью. Не найдет треснувших, придется утолять жажду чем-то другим (хотя выбор в пустыне невелик): арбузная корка землеройкам не по зубам.

Мы кормим путорака мучными червями и личинками тараканов. Кушает и яйцо, но без большого удовольствия.

Юннаты, чтобы выяснить, не утрачен ли у наших, родившихся в неволе зверьков, охотничий инстинкт, проделывали такой эксперимент: они закапывали мучных червей в песок, предлагая путоракам самим отыскать, чем поживиться.

Землеройки довольно быстро находили спрятанное. Значит, со слухом и обонянием у них все в порядке. Слух у пегого путорака вообще отменный: зверек улавливает множество звуков, недоступных человеческому уху.

Держать путораков пароч­кой в одном садке нельзя. В природе они ведут строго одиночный образ жизни. У каждого самца — множество простых (неразветвленных) норок, и вряд ли он планирует очередность их посещений. Других особей мужского пола путорак на свою территорию не пустит, а вот самочкам заходить на нее дозволяется. Однако встреч помимо брачной поры они не ищут, друг друга сторонятся.

Есть сведения, что иногда самка даже в брачную пору после того, как ее партнер исполнит свой биологический долг, тут же расправляется с ним, как со злейшим врагом.

…Ну а зрелище, которое у людей неизменно вызывает восторг, — это «караванчики» пегих путораков. Обычно в приплоде — несколько малышей, мама очень интересно выводит их на прогулку: впереди, подобно локомотиву, движется она сама, а за ней, «прицепными вагончиками», ее детки. Идут, вцепившись зубками в шерстку — чуть повыше хвоста — впередистоящего.

Наши юннаты надеются, что и в Ростове появится когда-нибудь такой караван.