таков, наверное, идеальный посетитель «Живого уголка»,  с точки зрения Пелагеи и Василия

Пелагея и Василий обитают в «Живом уголке» Ростовского Дворца творчества детей и молодежи. Она — синалойская королевская молочная змея, он — маисовый полоз. Эти яркие и красивые питомцы «Живого уголка» всегда обращают на себя внимание  экскурсантов. Но сейчас они особенно популярны. Многие хотят если не дотронуться до них, то хотя бы встретиться с ними взглядом: живые символы нынешнего года!

Правда, когда  Пелагею или Василия достают из террариума, чтобы экскурсанты познакомились с ними поближе, тут же может раздаться чей-то испуганный шепот или вскрик:

—  Жало!

—  Если в группе не только дети (а на экскурсии в «Живой уголок» чаще всего приходят школьники), но и их мамы, то именно мамы пугаются и сеют панику, — делится своими наблюдениями педагог дополнительного образования экологического отдела РДТДМ Елена Золотарева. -  Но вообще и дети, и взрослые почему-то убеждены, что смертоносное оружие змеи — это  жало, то есть язычок с раздвоенным кончиком.  На самом деле – это  орган обоняния. Змея вытягивает язычок при смене обстановки, чтобы обнюхать объекты на своем пути. А то, что мы подразумеваем  под словом «жалить», она проделывает зубами.

Пелагея и Василий — из числа змей неядовитых.  Красотка Пелагея  щеголяет в таком наряде, что ее можно принять за одну из самых опасных змей – кораллового аспида, но это всего лишь мимикрия. Так она своим противникам пускает пыль в глаза.

—  Пелагея меня обнюхала! Теперь она меня будет узнавать! — радуется школьник-экскурсант. Но, увы… Змея — не собака. Как правило, она даже хозяина не выделяет  среди прочих. В этом смысле она – вещь в себе.

А вот известное выражение «пригреть на груди змею» в этих стенах лишено иносказания. Как говорит Елена Золотарева, здесь это возникающий порой рабочий момент. Змей сотрудникам приходится согревать за пазухой, если рептилии  недавно пообедали, а температура в террариуме по какой-то причине упала. Или если «Живой уголок» собирается проводить выездную выставку, а на улице прохладно.

Любознательные экскурсанты интересуются: почему бы Пелагею и Василия не поместить в один террариум? Вдвоем-то  веселее.

Оказывается, такое соединение даже на короткое время могло бы Васе стоить жизни: синалойские змеи — каннибалы. Лопают и своих, и чужих, если те размерами меньше. Такова природа синалоек, и ничего тут не поделать. А вообще в «Живом уголке» считают, что с Пелагеей и Васей им повезло: у обоих нрав спокойный, незлобивый. Разве что во время линьки характер портится, так это нужно понять: в глазах у змеи в это время мутно, хочется забраться в ванночку и отмокнуть, чтобы старая шкурка легче снялась. Змеи очень не любят, если их тревожат в это время.

Астрологи не устают повторять, что Змея (ну та, зодиакальная) – великий чистильщик, и людям надо брать с нее пример, учиться сбрасывать старую кожу-то есть избавляться от ненужного. Но как часто змея меняет кожу?

—  Довольно часто, — говорит Елена Золотарева. — Молодая змея растет быстрее, потому и кожу меняет чаще, чем пожилая. Наши питомцы  проделывают это примерно раз в два месяца.

Змеиная линька действительно похожа на кризис человека — личный или творческий: нужно уединиться, собраться с силами, чтобы, отринув старое, обрести какое-то новое качество. У змеи после линьки кожа, кстати, как лакированная. И так – всю жизнь: то в лучшем виде, то в кризисе, то в процессе его преодоления…