Впервые в состав Президиума РАН избран ростовчанин — председатель Южного научного центра РАН, академик Геннадий Матишов. Включение его в состав Президиума, который фактически руководит текущей работой академии, расценивают как знак того, что тематика «южных» направлений науки найдет теперь дополнительную поддержку.

На вопросы об изменениях, произошедших в РАН, где в конце мая-начале июня состоялись выборы нового президента Академии наук, нам ответил сам  академик.

— Новый состав Президиума — технократический, что связано с изменением тематики и программ работы академии.  Предполагается, что станет меньше обществоведческих и гуманитарных направлений. Возможен крен в оборонную науку.

Ожидается также, что РАН получит, а точнее  вернет  статус экспертного органа, которым академия была всегда. Во времена самодержавия,  советской власти и даже при Ельцине РАН имела функции научного эксперта. С приходом на пост президента РФ Медведева ситуация поменялась. Надеемся, что  президент Путин поможет исправить ее.

— Довольны ли в РАН существующим финансированием?

—  Государство выделяет очень много средств  на развитие гражданской науки — 260 млрд. рублей. Именно столько «стоят» вузы, Сколково,  РОСНАНО Чубайса…  Академическая наука  получает лишь четверть от этой суммы,  денег  хватает лишь на одну зарплату… Потому, когда речь идет об отдаче от науки,  спрашивать надо с тех, кто получил эти колоссальные  деньги… Не надо забывать, что все Нобелевские лауреаты — и  СССР, и современной России, включая и тех, кто живет и работает ныне за рубежом, – все они выходцы из РАН…

— Геннадий Григорьевич, как член Президиума РАН  будете ли Вы отвечать за развитие каких-либо направлений?

— Я буду курировать взаимодействие северокавказских и южного научных центров. А отвечать — за работу комплексного грозненского института и калмыцкого гуманитарного. Кроме того,  предполагается, что я буду нести ответственность за взаимодействие РАН  с Морской коллегией и  морским флотом России.

— Будете ли Вы инициировать исследование конкретных тем?

— Я уже предложил три направления исследований. Первое — это развитие сенсорных биосистем. Речь идет об использовании китов, тюленей, дельфинов для определения состояния подводной среды. На животное крепятся датчики, отражающие его состояние — дыхание, сердцебиение и другие. При загрязнении воды сразу изменятся показатели  его сердечно-сосудистой системы, например. Так напрямую можно будет проследить, насколько пагубно влияет на млекопитающих отклонение от нормы  состава подводной среды. Этих  же животных можно использовать и в качестве подводных биороботов – для ведения инженерно-технических, военных, подводных, поисковых, транспортных и охранных работ. Они могут с успехом заменять  в них человека, что давно используется в развитых странах.

Второе направление — расширение исследований морей России в интересах нашего военно-морского флота и для освоения месторождений нефти и газа, а также минеральных ресурсов на шельфах. И хочется, чтобы в этих исследованиях участвовали военные или производственники.

Третье направление — развитие научных центров на юге России. Если удастся открыть их в Дагестане, Кабардино-Балкарии, в Северной Осетии и добиться их единства с ЮНЦ РАН, это будет способствовать стабилизации ситуации на Северном Кавказе и юге России в целом.