В начале этого лета Президент России принимал в Сочи премьер-министра Великобритании Давида Кэмерона. В ходе визита высокопоставленные персоны посетили ряд новостроек предстоящей Олимпиады, в том числе и ледовый дворец «Фишт», в котором пройдет церемония открытия и закрытия Игр…

Что же, сказали себе несколько ростовских альпинистов, чем не повод для восхождения на вершину, тем более что ее имя — Фишт…

Эта уникальная вершина — высшая точка Западного Кавказа – возвышается где-то километрах в семидесяти от Сочи… В хорошую погоду она оттуда, кстати, хорошо просматривается.

Высота пика достигает почти три тысячи метров, на плато перед вершинным гребнем лежит последний к западу от Эльбруса ледник, закрытый от солнечных лучей крутыми скалами. Кроме того, все скальное тело этого огромного массива прорезано пещерами, гротами, бездонными провалами… Когда-то, миллионы лет назад, гора поднялась наверх со дна древнего океана и до сих пор, как рассказали нам исследователи пещер, там обитают уникальные микроорганизмы, водоросли, грибки.

Под северо-восточным склоном вершины находится гигантская поляна со строениями популярного у туристов приюта «Фишт». Здесь — просто уникальная природа, которая сохраняется, в том числе и благодаря тому, что добраться сюда можно только пешком или на лошади. Здесь исток реки Белой, которая замысловатым зигзагом течет по Краснодарскому краю через Белореченск в Кубань. Рядышком, если перейти Фишт-Оштеновский перевал, находится заповедное плато Лагонаки. С него, кстати, достаточно легко и удобно взойти на вершину Оштена, который всего на несколько десятков метров ниже Фишта. Однако гора весь день находится под солнечными лучами, а посему летом стоит практически без снега,  рыжим ржавым массивом.

К приюту «Фишт» можно добраться с нескольких сторон. Доехать через Майкоп к плато Лагонаки, оставить машины у егерей и мимо Оштена, симпатичного озерца Псенодах, и через перевал Пшехо-Су опустится на поляну — при спокойном движении с рюкзаками путь займет примерно полтора суток с ночевкой. Со стороны поселка Гузерипль, который является последним пунктом, куда доводит шоссейная дорога, можно проехать к Партизанской и далее Яворовой полянам, где туристы и оставляют машины на произвол судьбы… Правда, слухов о их пропажах еще слышно не было.

Наша группа, кстати, и добиралась к цели экспедиции подобным путем. Приехали поздно, поставили палатки, переночевали, а уже утром отправились в дорогу.

По хорошо набитой тропе с маркировкой наш путь лежал к Гузерипльскому перевалу, и через несколько часов мы на него и взошли. Далее дорога через перевал Армянский вела на огромную поляну приюта. Фишт и Оштен из-за своей высоты задерживают влажный ветер с побережья и почти всегда во второй половине дня здесь идут дожди, наверху даже летом может выпасть снег.

Дождь, перешедший в ливень и далее приправленный грозовыми раскатами, сопровождал нас до самого приюта. Все промокли до нитки, поставили палатки, вытащили вещи – благо, осадки прекратились, вышло солнце, стали сушить нехитрое снаряжение. И тут с востока послышался мощный гул, и прямо на нас стал заходить на посадку вертолет. Сел он метрах в двадцати от привала, вещи поразлетались в стороны — зрелище и ощущения были весьма специфичными.

Когда машина с  севшими в кабину спасателями поднялась, завернув красивый лихой вираж вверх, мы узнали, что дождь, недавно пролившийся на нас, на вершине наделал дел посерьезнее. Несколько связок, уже уходивших с вершины, примостились на скалах перед ледником. Молния, попавшая в этот скальный выступ, сбросила связку вниз на ледник, причем ребята провалились в трещину.

Один из них, кое-как выбравшись из ледяной расщелины, попросил помощи — у обоих ребят были поломаны ноги… Связь здесь не действует. Поэтому самый опытный и сильный альпинист из этой группы, оставив все лишнее, помчался вниз к приюту. Там по своей связи и вызвали вертолет МЧС.

Все закончилось хорошо. Спасатели были высажены на леднике, нашли пострадавших, перенесли к месту посадки и отправили их в больницу, где уже ждали врачи…

На вершину Фишта проложено много маршрутов — от классического пути по категории сложности 1 Б до сложнейшего подъема по Западной стене — 5 А.

Так как нам надо было только взойти на вершину, о сложностях  не заморачивались, а, выйдя утром, пошли на восхождение проверенной тропой, которой до ледника ходят обычные туристы.

Путь оказался хоть и технически не сложным, но достаточно длительным. Тем не менее вышли к леднику — он был практически закрыт снегом, разрывов и трещин не наблюдалось. Надев кошки, быстро пересекли ледяное пространство и начали взбираться по крутым снежным склонам предвершинного гребня. Наконец выбрались наверх и пошли, то снимая кошки, то вновь одевая их, по весьма узкому гребню, который в противоположную сторону обрывался полукилометровым обрывом. На вершину пика, где не так давно установили деревянный крест, мы подошли в тумане и красотами ландшафта, увы, полюбоваться не удалось.

Спуск при не самой комфортной погоде был долгим, но все же, спустя 12 часов от времени выхода, группа вернулась в лагерь. Следующий день провели в экскурсиях вокруг этого огромного массива. По тропе вдоль восточного уступа вышли к еще одному перевалу, ко второму — Черкесскому.

Здесь много памятных досок и обелисков солдатам, оборонявшим Кавказ в годы Великой Отечественной вой­ны. Немцы тогда подошли к Черкесскому перевалу, но взять его так и не смогли. А ведь с перевала, по сути, два дня пешего ходу до Дагомыса…

Возвращаясь, обнаружили «спрятанную» под Восточной стеной еще одну прекрасную поляну, обрамленную с юго-востока грядой с десятками входов в пещеры. На самой стене нашли еще один фиштовский ледник — где-то на двухкилометровой высоте. Его язык спрятался в расщелине, лучи солнца туда не заглядывают, а снега, который туда попадает зимой, вполне хватает на все лето…

Покидая это уникальное природное место, мы понимали, что всех красот за несколько дней осмотреть не удалось. Значит, нужно обязательно вернуться, как возвращаются туда все, кто хоть раз побывал в этом заповедном месте Адыгеи. 

Адыгея