Наступающий 2017 год по указу президента объявлен в России Годом экологии. Hа государственном уровне поставлена задача: улучшить экологический климат в стране, да чтобы показатели были настоящие, а не мнимые

Фото из архива автора

Весь прошлый год редакция газеты «Наше время» вела две актуальнейшие для жителей региона темы: утилизация бытовых отходов и строительного мусора и строительство Багаевского гидроузла, который должен способствовать развитию судоходства по Дону. Разговор продолжим и в 2017-м: проблем по-прежнему хватает.

Возьмем утилизацию мусора. В идеале перерабатывать отходы должно быть выгоднее, чем сжигать или закапывать, или где-то просто сваливать. А пока – наоборот. 

Реформа в «мусорной отрасли» в качестве первоочередной задачи ставит ещё и сокращение количества отходов, чему должен способствовать их раздельный сбор. Гринпис России предложил президентской администрации в рамках Года экологии внедрить – в первую очередь на территории Кремля – раздельный сбор мусора. 

Мол, это станет серьёзнейшим психологическим сигналом гражданам: в стране началась экологическая революция. Предложение, конечно, хорошее. Но даже если в Кремле завтра начнут мусор сортировать как положено: стекло – отдельно, пластик – отдельно, а также разделят металл, дерево и бумагу, вряд ли это впечатлит граждан из глубинки и станет примером для подражания жителям тех малых городов и поселков, хуторов и станиц, у которых под боком разрастаются несанкционированные свалки. При этом виновные в нарушении экологического и земельного законодательства не несут за это никакой ответственности. 

Вот, к примеру, активисты из хутора Ленина Аксайского района уже скоро как два года воюют за то, чтобы нашли и наказали тех, кто вывез и закопал на берегу реки Мокрый Батай сотни тонн строительного мусора. При этом местная поселковая администрация, правоохранительные органы и даже местные депутаты долго делали вид, что никакого мусора там нет и не было. 

Этой невеселой эпопее – газета «Наше время» посвятила четыре материала: «Хотели дешево, вышло – сердито», «Невидимый миру мусор» (№ 38 и № 39 от 18 и 19 февраля), «Кто ответит за свалку?» (№ 49 от 1 марта 2016 года), «А может, «памятник» поможет?» (№165 от 2 июня 2016 года). И что, как говорится, в сухом остатке?

Новая глава Ленинского сельского поселения Татьяна Дьяченко нашла спонсоров, которые вывезли строительный мусор на официальную свалку ТБО. Котлован пришлось вырыть 25 метров в длину, не менее 5 в ширину и глубину.  А как же виновники поживают, те самые, что мусор закопали? Ведь и свидетели есть, которые наблюдали вереницы КамАЗов с мусором, и фотографии автомобилей у активистов были, и номера машин! Поживают же владельцы транспортной компании, по всей видимости, вполне  благополучно.  

Их пока никто не ищет и претензий к ним не предъявляет. Бывшая глава Ленинского сельского поселения Людмила Флюта возглавляет теперь соседнее поселение – Истоминское. А на местном уровне принято решение: больше никаких раскопок! Ведь на это в местном бюджете просто нет денег. Тем более что согласно экспертизе, проведенной ФГБУ ГЦАС «Ростовский», оставшийся в земле мусор никакой опасности для жизни и здоровья людей не представляет: по заключению специалистов, там нет ни ртути, ни других загрязняющих почву отходов, и то место, где он находится, рекомендовано, образно говоря, вспахать и чем-нибудь засеять. 

Так что теперь очередная крупная стройка вполне может повлечь за собой появление подобной свалки – даже в Год экологии. Читатели сообщают: строительным мусором засыпали овраг в садоводческом товариществе «Волна» неподалеку от поселка Рассвет. Тут же рядом, в том же поселении, вырубаются лесополосы, на их месте возводятся производственные объекты. И – никакой компенсации природе за срубленные деревья. 

Почему не работает принцип: срубил дерево по производственной необходимости, посади и вырасти вместо него два? Не до того сегодня бизнесу. Спроса нет, ответственности нет, нет и дела... Почему у проекта строительства на реке Дон Багаевского гидроузла много противников? Да дорого он обойдется нашей природе! Есть ли реальная альтернатива строительству гидроузла, все его «плюсы» и «минусы» – тоже, считаю, тема очень важная в Год экологии и для общественности донского края, и для власти, и для ученых. 

К сожалению, у нас часто не строительные проекты приводят в соответствие с законом, а нормативно-правовые акты подгоняются под всевозможные проекты. Беда с экологией и отношением к природе – не только на Дону.  В  Москве рубят деревья в парке «Кусково». А это – объект культурного наследия федерального значения, усадьба XVIII века плюс памятник садово-паркового искусства регионального значения, и так далее и тому подобное. Там пройдет дорога, которая по генплану должна быть в другом месте. Обращение к правительству о запрете вырубки 145 тысяч граждан подписали, и что?

Жители Таймыра выступили против опасных планов «Независимой нефтегазовой компании», которая собирается по проекту «Таналау» построить терминал в низовьях Енисея  и возить нефть танкерами круглый год в тяжёлых ледовых условиях. Ассоциация коренных малочисленных народов Таймыра совместно с Гринпис России обратилась с жалобой на этот проект в Федеральное агентство по делам национальностей.

Сегодня, когда из 365 дней, которые на государственном уровне будут посвящены экологии, 11, считай, уже прошли, каж­дому стоит задуматься: а что я могу сделать для того, чтобы защитить природу? Кто-то встанет на пути у самосвала, вывозящего мусор в окрестные балки. или не позволит уничтожить деревья во дворе.  Другие повторят опыт жителей поселка Коксовый Белокалитвинского района, которые организовали борьбу с браконьерами – выходили в рейды, сжигали сети, а потом и дальше пошли – взялись за зарыбление близлежащего водоема. 

А кто-то просто может позвонить в редакцию «Нашего времени» по телефону 8-918-592-31-24 и сообщить о нарушениях природоохранного законодательства. 

Под лежачий камень вода не течет. Надо использовать любую возможность изменить ситуацию, чтобы однажды, оглянувшись, не увидеть берега реки, заваленные мусором, почерневшие от выбросов березы, которые впору красить белой краской.