С 1 марта нынешнего года на территории Ростовской области разрешен отстрел серых ворон. За несколько месяцев должны быть уничтожены более 3,5 тысячи птиц этого вида, решили в донском минприроды. 

Большинство тех, кто обсуждает сегодня новость об отстреле ворон в соцсетях, откровенно возмущены. Не помогли даже объяснения ученых, что делается это для «предотвращения ущерба охотничьим ресурсам». Действительно, серая ворона – одна из умнейших птиц в наших широтах. Говорят, она, как и сорока, умеет считать до 5. Пара ворон легко обманет дворового Тузика: пока одна будет отвлекать собаку, вторая утащит из его миски лакомую кость. Не раз серые вороны были замечены в том, что в морозные дни разогревали замерзшие картофельные очистки на теплых крышках люков, размачивали сухие хлебные корки в лужах. И кто не наблюдал, как вороны умеют раскалывать орехи? Для этого всего-то и надо, что подняться высоко в воздух с орехом в клюве и бросить его на асфальт, чтобы разлетелся вдребезги, а потом спокойно съесть ореховое ядро. Разве не жалко отстреливать такую птицу-умницу?!

Вредитель или звено в пищевой цепи?

Природа терпит ровно до тех пор, пока сохраняется природный баланс. А нарушить его достаточно просто. Если у какого-то вида животных нет естественных врагов, а кормовая база в изобилии, то создаются прекрасные условия для размножения конкретной популяции, обитающей на определенной территории. Как в случае с серыми воронами в Ростовской области. 

Когда-то их врагами были хищные птицы, но их число ничтожно мало сегодня – сказались и кампании по борьбе с хищными птицами, которых нещадно отстреливали, и применение ядохимикатов, и истребление сусликов и полевок, которыми промышляли и орел, и канюк, и ястребы.

А вот проблем с прокормом у серых ворон в условиях урбанизации практически нет. Вокруг наших городов и поселков полно свалок, куда слетаются зимой не только серые вороны. Здесь можно встретить чайку, еще недавно считавшуюся речной (морской) обитательницей. Или – грача, до недавнего времени – перелетную птицу. Теперь таких птиц называют сорно-рудеральными за их привязанность к свалкам со съестными отходами. Человек, изменив окружающую среду, практически переделал природу этих птиц, истребив даже мощный тысячелетний инстинкт миграции…

На Дону прекрасные условия для размножения серых ворон. И чем их больше – тем меньше шансов на выживание у других видов птиц и млекопитающих, которые сгодятся воронам для пропитания и выкармливания птенцов. 

По «сценарию» – самоубийство

Такого рода дисбаланс – не редкость в природе. Когда наблюдается резкое увеличение численности популяции какого-либо вида, то включается механизм, ведущий к ее сокращению, причем отнюдь не гуманный. Внутри популяции начинаются болезни и падеж. Выжившим и уцелевшим еды хватает – баланс восстановлен.

А вот для леммингов природа предусмотрела иной «сценарий» – миграцию, которая в конечном итоге оборачивается самоубийством миллионов зверьков. Когда численность этих симпатичных грызунов, обитающих в тундре, неожиданно вырастает в 100 или даже 1000 раз, зверьки начинают свои «суицидальные походы», так поражающие зоологов. В поисках пищи лемминги, сломя голову, несутся через тундру пушистой волной. Их не останавливают ни хищники, ни бурные реки, ни высокие обрывы, ни оживленные трассы – животные бегут, словно обезумевшие. Добегают до моря – и плывут, плывут, плывут... Понятно, что после такого марш-броска численность популяции резко падает. Баланс восстановлен. Но какой ценой!

Кстати, такие «суицидальные сценарии» наблюдаются периодически и среди популяций белок на Дальнем Востоке. Нашествие саранчи, ее миграция – еще один способ решить проблему корма и территории. Правда, ученые до сих пор не пришли к единому мнению, какие именно причины вызывают столь активное размножение животных.

Уметь слышать «тревожные звонки»

Пару месяцев назад жители Новочеркасска стали находить тела павших серых ворон в разных частях города. Грешили на догхантеров, разбрасывающих отравленную пищу для бродячих собак. Однако лабораторные анализы не подтвердили эту версию. Быть может, это были первые тревожные «звонки» того, что в популяции донских серых ворон – явное перенаселение? А ведь эти птицы считаются не только «санитарами», но, обитая на свалках, могут стать источниками инфекционных заболеваний, опасных и для людей.

Всем известна колония рыбоядных бакланов в дельте Дона. Там, где они селятся, на месте рощ остаются остовы деревьев, лишенных не только листьев, но и коры. А вокруг – сколько хватает взгляда – птичье гуано... Рыбаки, мягко говоря, недолюбливают бакланов, считая, что по их вине резко сократилось число рыбы в дельте Дона, хотя с этим можно и поспорить. Но часто бакланы наведываются в прудовые хозяйства, не отдавая себе отчета, что рыба в пруду – уже товар. Никакие технические средства борьбы не помогают. Без меры размножившиеся птицы хотят есть все больше и больше…

А волки в зимнее время, которые становятся опасны не только для диких животных, но для домашней скотины и одиноких прохожих?

Жить в гармонии с природой у человека не получается. Бездумно вмешиваясь в процессы, мы через десятилетия, а иногда и раньше, получаем совсем неожиданный для нас результат. Кто мог подумать, что истребление хищных птиц и увеличение числа свалок приведет к охоте на серых ворон?.. 

Отстрел этих врановых продлится с 1 марта по 30 июня. Их будут отстреливать в первую очередь там, где их численность высока – в Веселовском и Сальском районах. Здесь предстоит уничтожить почти треть серых ворон из числа всех намеченных к отстрелу. К середине лета подрастут детеныши потенциальных жертв этой птицы, да и собственные птенцы серых ворон «станут на крыло», как говорят орнитологии, и начнут самостоятельно искать себе корм. Напряжение спадет. 

А птицу, конечно, жалко.