Более десяти лет ростовчане безуспешно борются с токсичными выбросами вредного производства

Те, кто пришел на сход, еще верят, что можно добиться реального закрытия вредного производства. Но таких – единицы.
Еще в 2017 году Советский районный суд Ростова-на-Дону вынес обвинительный приговор предпринимателю Саядяну. Он на своем участке организовал незаконное производство по выпуску автонола, окислителя ржавчины, антикоррозионных покрытий, автосмывки, битумной мастики… 

Продукция – достаточно токсичная. При ее производстве образуются отходы I–IV класса опасности, что вредно и для окружающей среды, и для здоровья людей.

Экспертиза показала: содержание нефтепродуктов в почве на территории производства превышало предельно допустимые концентрации в 980 раз! А содержание в воздухе такого вредного вещества, как ацетальдегид, было выше нормы почти в 70 раз. Для справки: это вещество поражает печень и почки, органы дыхания и нервную систему, действует как канцероген…

Предпринимателю Саядяну был вынесен обвинительный приговор по двум статьям УК РФ – «Загрязнение атмосферы» (ст. 251 УК РФ) и «Нарушение правил окружающей среды на производстве» (ст. 264 УК РФ). Наказание – два года лишения свободы в колонии-поселении, штраф в размере 50 тысяч рублей, а также штраф по возмещению ущерба в сумме 468 тысяч рублей.

Саядян давно выплатил штрафы, отбыл наказание, вышел на свободу. Предприятие давно закрыто и не работает. Но – удивительное дело – в воздухе по-прежнему витает… запах. Другими словами: воняет так, как воняло при активном производстве токсичной продукции. И исходит этот аромат вовсе не от зараженной почвы, убеждены окрестные жители. Дело в том, что в 2017 году было еще одно решение Советского суда, которым предпринимателя Саядяна обязали провести рекультивацию его земельного участка. Но решение это до сих пор не исполнено. Однако почва источником такой вони быть не может…

«Нам не верят, нас не слышат!»

Предприятие продолжало работать даже тогда, когда Саядян отбывал срок, утверждают жители. Они уверены: вместо предпринимателя работу организовывали его родственники. 

И теперь производство действует, но уличить в этом предпринимателя очень непросто. По сигналам жителей на место приезжают с проверкой. Но – днем. А днем на предприятии никого нет, едкий запах не чувствуется. Значит, все в порядке, причин для реагирования нет, убеждены контролирующие и проверяющие органы. 

– Угадать, когда предприятие возобновит работу – глубокой ли ночью или на рассвете – невозможно, – рассказывает местный житель Виктор Иванович Коновалов. – Как только начинается процесс, словно белесая пелена стелется над землей, оседает в низинах. Ночью ее не видно, но мы сразу слышим едкий запах, просыпаемся от него, торопимся закрыть все окна и двери, иначе боимся не проснуться. А проветрить дома мы не можем! Живем как в газовой камере.

– Самое обидное, куда мы ни обращаемся – в прокуратуру, полицию, нам везде отвечают, что предприниматель не работает, разбираться не в чем. По бумагам, наверное, не работает. А по факту еще как работает! – говорит местная жительница Елена Филонова. – Но нас никто не слышит, разбираться не хотят…

Между тем рядом с якобы закрытым производством находится склад продовольственных товаров известной фирмы, где фасуют сахар, крупы. Их потом можно встретить на прилавках ростовских магазинов. 

В нескольких сотнях метров – детский сад и школа.

– Для родителей и детей соседство с токсичным производством – проблема, – добавляет Ирина Анатольевна Желтякова. – Запах действительно периодически чувствуется даже на площадке, где играют наши дети. Они часто жалуются на недомогание, головные боли. Но что мы можем поделать?.. Мы уже не верим, что кто-то нам поможет.

Решение суда – в жизнь!

В первый раз мы писали о токсичном производстве и связанных с ним проблемах жителей Советского района два года назад. Нам показалось тогда, что справедливость восторжествовала. Оказалось, ничего подобного. 

Местные жители безуспешно борются с источником ядовитых испарений, но в победу почти никто уже не верит. 

Между тем проблема очень серьезная. По наблюдениям живущих рядом с производством, среди местных много онкологических больных. Плохо переносят токсичные выбросы домашние животные – куры, собаки, кошки. Они и внешне выглядят больными, и умирают быстро. Люди, чьи участки расположены в низинах, перестали выращивать овощи, не едят местные яблоки, абрикосы, вишни… Убеждены, что это опасно. Правда, есть и такие, что продолжают выращивать и фрукты, и овощи, но лишь для… продажи.

Не далее как в мае нынешнего года эксперты Центра гигиены и эпидемиологии в РО, срочно вызванные местными жителями во время «газовой атаки» около полуночи, вновь зафиксировали превышение в воздухе токсичных веществ – на этот раз ксилола и толуола – в десятки раз… 

Куда обращаться людям, которым вредное производство мешает жить? Как добиться выполнения решения суда о рекультивации зараженных земель? 

Ведь по бумагам все в порядке. Бумаги, как и деньги, не пахнут… 


Читайте по теме — «Едкое» дело в Старой Левенцовке