Удивительное создание природы хоть и похоже на осу, но вполне миролюбиво

Песенка, которая тревожит

В начале июня из-за стопки книг в нише шкафа я услышала «песенку» какого-то насекомого: что-то среднее между негромким жужжанием и зудением. Она то смолкала, то звучала вновь. 

Вскоре увидела и певицу – похожее на осу существо, но изящнее. 

Это оказалась моя давняя заочная знакомая – самка сцелифрона, близкая родственница осы. Вернее, не она сама, а, возможно, одна из ее праправнучек.

Впервые со сцелифроном я познакомилась девять лет назад. Снимала с электросамовара, стоявшего на этом же шкафу, тряпичную куклу Варвару. Вдруг на пол посыпались крошечные глиняные кувшинчики.

Оказалось, что неизвестный гончар прикрепил их к нижней (полотняной) юбке куклы. Одни были с зияющими отверстиями, другие – наглухо запечатанные. 

Как я потом выяснила, складки пышной Варвариной одежды сцелифрон расценил как чудесное местечко для обустройства своего гнезда. Пустые кувшинчики – это гнездовые камеры, которые молоденькие сцелифрончики уже покинули. В нераспечатанных еще совершался таинственный процесс превращения окуклившейся личинки во взрослое перепончатокрылое насекомое.

В тот раз «песенок» сцелифрона я не слышала, саму певицу не видела, и обнаружение кувшинчиков с ее потомством было для меня неожиданностью. Не скажу, что приятной.

Как избавиться от непрошеной гостьи?

Теперь ситуация возникала иная. И я не знала, как быть. Позволить сцелифрону долепить свои кувшинчики? Прогнать? А вдруг разозлится и бросится в атаку?

За советом обратилась к энтомологу, ведущему сотруднику ЮНЦ РАН, кандидату биологических наук Игорю ШОХИНУ.

– Ни атаковать, ни тем более мстить за то, что помешали его строительству, сцелифрон не станет, – заверил меня Игорь Владимирович. – Правда, может вернуться и начать свой воистину титанический труд заново.

Есть разные варианты того, как избавиться от этой осы. 

Самый щадящий и для нее, и для человека – обмануть сцелифрона. К примеру, если убрать с полки книги или хотя бы передвинуть, поменять местами другие предметы, это насекомое скорее всего собьется с пути, поскольку ориентируется на окружающую обстановку. Однако нет полной гарантии, что сцелифрону не приглянется поблизости еще какое-то укромное и теплое местечко.

Самый радикальный способ – это дихлофос. Но уж очень противный запах. Да и сцелифрона жалко… Можно просто побрызгать облюбованное сцелифроном место одеколоном с резким запахом, отвадить нафталином. Только тогда и людям ведь придется «наслаждаться» этими ароматами…

Пока я раздумывала, что из перечисленного собеседником предпочесть, и не лучше ли избавиться от кувшинчиков, когда самка сцелифрона достроит свое гнездо (она ведь не наседка: завершит кладку и улетит) – ситуация разрешилась сама собой. Однажды перед ненастьем (в тот день стрижи летали так низко, что, казалось, заденут цветы на подоконнике) сцелифрон улетел и не вернулся. Может, неудачно пересекся в полете с птицами. А может, просто завершил свою работу. На полке, а точнее, на декоративной деревянной доске позади книжной стопки, оказалось девять кувшинчиков, немного отличавшихся друг от друга размером, формой и цветом.

– Несмотря на эти отличия, технология их изготовления и содержимое одинаковы, – пояснил Игорь Шохин. – Кувшинчики самка сцелифрона лепит из глины и грязи. Стройматериал доставляет в челюстях. Как только кувшинчик готов, она приносит в него паука, которого парализует своим ядом, откладывает яйцо и запечатывает. То же проделывает со следующим кувшинчиком. Пауки превращаются в консервы для ее будущих личинок.

В стадии личинки сцелифрон плотояден. Обретая крылышки, становится вегетарианцем.

Где можно обнаружить кувшинчики сцелифрона?

О сцелифронах я еще прочла в знаменитой книге «Жизнь насекомых» французского энтомолога Жана-Анри Фабра. К этим перепончатокрылым, которых в его время называли пелопеями, он относился с большой симпатией. Считал, что из всех перепончатокрылых, которые поселяются в наших домах, пелопеи самые интересные по повадкам и самые изящные.

 Месье Фабр прожил долгую жизнь. Большая часть его научной деятельности пришлась на вторую половину XIX века. В то время, по крайней мере во Франции, пелопеи (сцелифроны) часто строили гнезда в крестьянских домах, предпочитая «устье печки», то есть место под потолком. Чем оно закопченнее, тем им лучше. Вероятно, подобные картины можно было наблюдать и у нас на Дону.

Фабр рассказывал, что эти насекомые фантастически трудолюбивы и изобретательны. К примеру, в одной из столовых в окрестностях Авиньона (это на юге Франции) он видел, как эти осы принимались лепить свои кувшинчики в… шляпах, буквально минуту назад повешенных на гвоздь в стене рабочими, которые зашли пообедать.

Кувшинчики сцелифрон прикрепил к доске позади книжной стопки.
Кувшинчики сцелифрон прикрепил к доске позади книжной стопки.

Стоит ли говорить, что довести до конца работу в этих шляпах пелопеям никогда не удавалось, но попыток они не оставляли.

Сцелифроны (пелопеи) стараются построить свои гнезда в наших постройках, поскольку в природе их кувшинчики находились бы под постоянной угрозой уничтожения. Они быстро размокают от дождя, их содержимым не прочь поживиться грызуны и птицы.

Больше всего сцелифрона, приступающего к лепке кувшинчиков, привлекают чердаки, навесы под крышей. Однако обнаружить их кувшинчики можно в самых неожиданных местах.

Такую подборку случаев о встречах со сцелифронами я нашла на одном из сочинских сайтов. Люди рассказывали, что обнаруживали «амфорки» (так тоже нередко называют гнездовые камеры этих ос) на люстре, в складках оконной занавески, на висевшей в шифоньере рубашке, даже в колонке музыкального центра – много еще где. Ну и, как я, на неостекленных книжных полках.

Мечта месье Фабра

Бывает же так, но достопочтенный месье Фабр, один из немногих людей на свете, который был бы искренне рад, если бы у него поселился сфелифрон, так этого и не дождался. Хотя предпринимал усилия, чтобы мечта стала былью.

Он приносил к себе нераспечатанные еще кувшинчики этих ос, и молодые насекомые в свой срок благополучно из них вылетали. Но почему-то ни один пелопей не возвращался в дом Фабра, чтобы построить гнездо уже для своего потомства. Из этого Фабр сделал вывод, что пелопеи – любители бродяжничать.

Сегодня все же считается, что сцелифронам свойственно искать место для лепки своих кувшинчиков там, где они сами вылетели из гнезда. Есть люди, которые уверяют, что одна и та же оса лепит в их доме амфорки несколько лет подряд. Насчет одной и той же – заблуждение. Эти насекомые столько не живут.

В отличие от месье Фабра я в отношении к сцелифронам испытываю легкое брр-р-р. Но уничтожить или просто выбросить эти кувшинчики рука не поднялась. Особенно после того, как узнала, что выживаемость потомства сцелифрона в наши дни низкая, их популяции малочисленны, а некоторые виды даже стали краснокнижными.

В общем, положила кувшинчики в банку, накрыла прозрачной крышкой. 

Прошел примерно месяц с того момента, как я обнаружила загнездившегося на книжной полке сцелифрона. А буквально пару дней назад из банки донеслась уже знакомая мне негромкая песенка. Это первый сцелифрончик прогрыз горлышко кувшинчика и выбрался наружу. Стоило приоткрыть крышку, как в мгновение ока юная оска вылетела оттуда и умчалась прочь. А я испытала двойную радость: и оттого, что на одну непрошеную гостью стало меньше, и потому, что, сохранив этот кувшинчик, возможно, принесла маленькую пользу природе.