Комитет донского парламента по аграрной политике, природопользованию, земельным отношениям и делам казачества концептуально поддержал предложение Госсовета Удмуртии – внести поправки в Федеральный закон «Об особо охраняемых природных территориях» в части разрешения изменения их границ. Но при этом участники обсуждения настаивают на его серьезной доработке.

Общественное обсуждение инициативы прошло не только в очной, но и в дистанционной форме с использованием видеоконференц-связи. В дискуссии приняли участие заместитель председателя Законодательного собрания – председатель комитета по аграрной политике Вячеслав ВАСИЛЕНКО, заместитель председателя комитета Законодательного собрания по строительству Михаил САПРЫКИН, председатель комитета донского парламента по делам военнослужащих Григорий ФОМЕНКО, представители органов исполнительной власти, муниципальных органов, Общественной палаты Ростовской области, научно-экспертного сообщества.

Заместитель председателя ЗС РО – председатель комитета по аграрной политике Вячеслав Василенко отметил, что по основным законам, которые регулируют эту сферу – Земельному кодексу РФ и ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях» – природные территории могут быть полностью или частично изъяты из хозяйственного использования и отнесены к объектам общенационального достояния, находиться под особой охраной. Но это вето зачастую тормозит экономику региона, не позволяет вовлечь отдельные части особо охраняемых природных территорий в хозяйственный оборот. На этих территориях запрещено индивидуальное жилищное строительство – в Азовском районе, к примеру, в такую зону попало несколько населенных пунктов, так, хозяева подворий не имеют право возвести на своей земле даже сарай... 

Вот и предлагается дать право уполномоченным органам субъекта РФ или местного самоуправления – при наличии заключения государственной экологической экспертизы – принимать решения об изменении границ природных территорий регионального значения. 

Дискуссия на общественном обсуждении развернулась серьезная. Ученые-экологи говорили о том, что принятие поправок в существующем виде приведет к злоупотреблениям со стороны хозяйствующих субъектов.

Президент Ассоциации по сохранению и восстановлению редких и исчезающих животных «Живая природа степи», профессор, доктор сельскохозяйственных наук Виктор Миноранский напомнил, что в Ростовской области площади особо охраняемых природных территорий серьезно сократились в последние десятилетия. Когда-то они составляли более 7 процентов нашей территории. Теперь – всего 2,3 процента. Рекомендации ООН и ученых говорят, что таких территорий должно быть не менее 10 процентов. Общемировая норма – 8,8 %, а среднероссийская норма – 13,6 %. В Ростовской области в 2015 году уже принималось решение довести площади ООПТ до 4 процентов к 2020 году. Теперь это этот показатель должен быть достигнут уже к 30-му году. 

– Не отстаем ли мы? – задал вопрос всем участникам обсуждения Виктор Аркадьевич.

Его поддержала директор Ботанического сада Южного федерального университета Татьяна Вардуни. Сейчас Ботанический сад выступает истцом в 21 судебном процессе по защите своей особо охраняемой территории федерального значения.

– Если будет разрешено изменять границы – по факту изымать охраняемые земли для промышленного использования – то сразу найдется немало желающих это сделать. В Ботаническом саду – напомню, его территория 160,5 гектара – есть участки, которые находятся в долгосрочной программе, на которых сегодня пока работа не ведется по каким-либо причинам.

И как мы будем доказывать желающим захватить и вырубить, к примеру, ценнейшую ореховую рощу, что этого делать нельзя категорически? Также у нас есть рукотворно созданный, а не природный объект – при­азовская степь. Значит, его существование тоже может быть под угрозой?! А в поправках прописано, что основанием для упразднения ООПТ является ситуация, при которой подлежавшие особой охране природные комплексы и (или) объекты в границах ООПТ утрачены и не могут быть восстановлены либо не нуждаются в особой охране. Под прикрытием такой формулировки много чего можно протащить и перекроить. 

Татьяна Вардуни предложила собрать отзывы по поправкам в закон у всех пользователей особо охраняемых природных территорий, в том числе и от ЮФУ, который стоит на том, что изменять границы особо охраняемых природных территорий можно только в сторону увеличения. 

– Логично будет с этими территориями поступать так же, как с деревьями: срубил  – посади новое. Вывели для хозяйственной деятельности часть охраняемой природной территории  – пополните ее, да еще с приростом...

При этом участники дискуссии считают, что нельзя перекрыть дорогу для разумного решения вопроса. Приводили примеры, когда небольшая часть особо охраняемой природной территории мешала воплощению конкретного и полезного дела. Член общественной палаты – председатель общественного совета при министерстве природных ресурсов и экологии Ростовской области Александр Колганов – поделился наболевшим: зачастую из-за невозможности изменить границы особо охраняемых природных территорий невозможно реализовать проекты, сохраняющие саму природу. Будущий Кочетовский рыбоводный канал (в ближайшей перспективе предстоит проектирование этого объекта) как раз затрагивает часть особо охраняемой территории. Чтобы ее обойти, потребуются многомиллионные затраты. Здесь нужно действовать в пределах разумного. Поэтому я инициативу поддерживаю – предложенные нововведения, предусматривающие проведение государственной экологической экспертизы, смогли бы решить данный вопрос.

Заместитель министра природных ресурсов и экологии Ростовской области Алла Кушнарева рассказала, что в стратегии развития Ростовской области предусмотрено к 2024 году увеличение ООПТ до 3,3%, а к 2030 – до 4% от общей площади региона. Причина тому – территория наша сельскохозяйственная. А новые особо охраняемые природные территории планируется создавать в Шолоховском и Верхнедонском районе – есть такая необходимость и возможность. 
В целом участники дискуссии концептуально поддержали поправки, предложенные законодателями Удмуртской Республики.

– Каждый участник дискуссии может внести свои замечания по данному законопроекту в наш комитет, и тогда мы определимся, какие дополнительные предложения по изменению федерального законодательства можем направить в Государственную думу, – подытожил Вячеслав ВАСИЛЕНКО.