Депутаты Законодательного собрания Ростовской области решили обязать судоходные компании платить налог на судоходство по реке Дон и Цимлянскому водохранилищу.

Судоходство наносит вред природе - в воду попадают дизтопливо, технические масла. Нерест приходится на активное начало навигации, а шум мощных двигателей пугает рыбу, винты – уничтожают. Но каким же должен быть размер налога?

Посчитав реальный ущерб и заставив покрыть его налогом, можно сделать судоходство, которое на сегодняшний момент является выгодным бизнесом, просто провальным. И даже при условии, что все средства пойдут на восстановление погубленной молоди, ценных пород рыбы, мы вряд ли получим тот результат, на который надеемся. Сколько ни выпусти в рыбоводные заводы молоди, столько будет погублено: ее опять перемолотят винтами многотоннажных судов.

Но ведь рыба исчезает в Дону по многим причинам, и судоходство – лишь одна из них.

Суда водоизмещением 10 тысяч тонн, которые перевозят по Дону зерно, дизтопливо, чуть не брюхом по реке ползут в некоторых местах, поднимая со дна муть, в которой - погибшая рыба. Потому что никто не чистит русло реки земснарядами, как это делалось регулярно и методично тридцать лет назад. Та же чаша Цимлянского водохранилища серьезно заилена, пересыхают из-за многочисленных построенных без проектов гидротехнических сооружений малые речушки, которые питали Дон и Цимлу.

Денег на то, чтобы восстанавливать рыбные запасы, у региональных властей нет. Но река Дон — федеральная. Именно поэтому возник вопрос о том, что необходимо наносимый реке вред как-то компенсировать. Да, экологический налог на судоходство необходим. Но заставить платить новый налог – половина дела. А вот создать условия, при которых судовладельцам выгодно будет реку и ее берега беречь – гораздо сложнее. Сегодня сливают в нее речники все что ни попадя. Мол, река все стерпит, вода все следы смоет. А заплатит судовладелец налог за судоходство – тогда вообще, хоть трава не расти. С каждым годом снижается способность Дона к самоочищению.

И не зря, наверное, идея введения налога на судоходство поднималась на федеральном уровне, причем самим руководством Росморречфлота, которому, на первый взгляд, этот налог как бы совсем ни к чему. Но оказывается, будет налог – увеличится и прибыль компаний за счёт увеличения объёмов грузовых перевозок. То есть во главе угла – не рыба, не река, не экология - а прибыль. Еще неизвестно, как этот налог нам аукнется. Значит, надо не только налог за судоходство брать, но и стимулировать тех, кто природу бережет. К примеру, использует для перевозки грузов малотоннажные суда, как это делается в Европе. А суда с глубокой посадкой надо с реки выживать – тоже путем повышенной платы за проход по Дону и Цимле. Потому как судовладельцу многотоннажника прибыль, а нам всем, и, главное, природе – убытки.

Еще надо строже следить и на гораздо большие суммы штрафовать тех, кто реку загрязняет. Ведь это тоже приводит к массовой гибели рыбы. Чтобы рыбу спасти, реку очистить, не только «кнут» - налог на судоходство - нужен, а еще и «пряник» – за бережное к ней отношение. И хорошо бы, чтобы новый налог совпал с началом работ по спасению Цимлы, восстановлению рыбных запасов Дона - тогда деньги бизнеса не улетят на ветер.