Дарья Ивановна Жукова родилась 19 марта 1919 года в хуторе Большемечетном Семикаракорского района Ростовской области. Всю Великую Отечественную войну работала в родном колхозе. Вместе с односельчанами рыла окопы и выращивала овощи, заготавливала сено и ухаживала за скотом….

За самоотверженный труд награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 г.г.».

— Проклятая война у меня забрала моего мужа, моего любимого Ванечку. Мы с ним поженились за два месяца до войны. В сельсовете, правда, не успели записаться. Два раза туда ходили, да что­то не получилось. За 17 дней до начала войны я его в действующую армию проводила. На границу с германцем. Ванечка мне оттуда письмо одно успел прислать. «Тут много товару всякого. Пришли денег, Данюшка, — написал. — Посылку вышлю для тебя и матушки». Я письмо получила 21 июня. А через несколько дней убили моего Ванечку. Так и стала я незамужней вдовой.

Жила я всю войну со своей свекровью Феоной Гавриловной. Она ведь троих сыновей на фронт проводила, и ни один не вернулся домой. Нагоревались, наплакались. Света божьего не видели. Словами все не расскажешь. Так тяжело было. Да разве нам одним? Все одно горе переживали.

Меня с другими девчатами в допризывники зачислили. В резерв. Учили ползать по­пластунски, с автомата стрелять. Мы по ночам дежурили, охраняли свой хутор. Потом мобилизовали на окопы под Константиновск. Сутками мы там находились. Красноармейцы тоже копали. Глянешь иногда, стоит солдатик, прислонившись к краю окопа, и спит, стоя, от усталости.

Помню, когда немцы заняли наш хутор, то первым делом они кинулись все выгребать из подвалов и базов. Свиней забрали, скотину. Мы продукты заранее, что смогли, попрятали. Сало моя свекровь под стреху запхала. Трудно было, но выжили.

Но беды больше делали свои местные полицаи. Повылазили и давай над людьми издеваться. Чуть провинился, и сразу в подвалы сажали, били. Моя свекровь тоже неделю сидела за то, что не дала забрать хорошие сапоги. Пришли как-­то в хутор беженцы барахлишко на продукты поменять. Так полицаи его забрали, а над людьми теми наиздевались.

Работала я, когда немцев прогнали, и в поле, и на огороде. Об отдыхе не вспоминали — нужно было фронту помогать. Меня и троих пожилых мужиков отправили сено для конной армии на подводах, запряженных быками, везти. Помню, днем лил дождь, а по ночам были морозы. Быкам ставили подковы. У моей пары быков подковы оторвались. Пришлось за последние продукты кузнеца нанимать.

Мы были молодыми, отчаянными. В победу верили. О себе старались не думать. И сейчас на жизнь не жалуемся. Лишь бы войны не было…