Кажется, даже разбуди ночью, ростовчанин Евгений Васильевич Моисеев за секунду произнесет на немецком особую конфигурацию из пяти цифр. В одном из самых страшных концлагерей фашистской Германии — Маутхаузене — он был узником 75949 и чудом остался жив.

В лагере смерти пленных нещадно били, морили голодом, физически изматывали на каменоломне и придумывали для них особо зверские истязания. Не зря Маутхаузен стал символом фашистского варварства. Именно там легендарного генерала Дмитрия Карбышева в сильный мороз облили холодной водой и превратили в ледяную глыбу. Всего же в Маутхаузене погибли сто двадцать тысяч граждан разных государств. В том числе тридцать две тысячи наших, тридцать тысяч поляков, а также немало итальянцев, евреев, сербов, хорватов.

На днях Евгений Васильевич вернулся из Австрии, на территории которой находился лагерь Маутхаузен.

— Сейчас он представляет собой мемориальный комплекс, где каждый год проводится торжественная церемония памяти жертв фашизма с участием австрийских властей, посольств стран СНГ и стран антигитлеровской коалиции, — рассказывает Евгений Васильевич. — Там есть отдельные памятники узникам из разных стран. В том числе — советским гражданам и более поздний — России. Тех, кто прошел ад Маутхаузена, становится все меньше. В Ростовской области нас теперь не более пяти. А ведь еще недавно мы объединялись в организацию, которая насчитывала десятки бывших узников.

Евгению Васильевичу — восемьдесят пять лет, и он считается самым молодым из узников Маутхаузена. Потому что в основном туда попадали военнопленные, а ему тогда едва исполнилось пятнадцать.

— Схватили меня в Ростове за оказание помощи партизанам. Например, вместе с товарищами мы предоставили сведения о расположении немецких штабов близ Аксая и в Нахичевани, — вспоминает ветеран. — Сначала попал на работу в Германию, откуда мы вскоре целой группой из семнадцати человек бежали, но на пятые сутки были пойманы, избиты и отправлены сначала в Польшу, потом в Австрию. В польском лагере нам внушали: «Вы не люди!» и все время пугали крематорием. В австрийском — охранники измывались особенно жестоко. Били и били при каждом удобном случае. Поэтому некоторые узники, не выдерживая ежедневных истязаний, сами бросались на проволоку под высоким напряжением или провоцировали охрану открыть огонь. В общей сложности в концлагерях я провел два с половиной года. Несколько раз был буквально на волоске от смерти. Вышел — с перебитыми ногами, кожа и кости, но — живой! Поэтому день освобождения — 5 мая 1945 года — считаю своим вторым днем рождения. Всего из тех семнадцати беглецов нас тогда осталось пятеро…

Австрийцы не только содержат мемориальный комплекс в идеальном порядке. Студенты Венского университета занимаются исследованием истории лагеря. Именно они и разыскали Евгения Васильевича в Ростове, инициировав через посольства России и Австрии его приезд в Маутхаузен.

— После войны разговорился с отцом о его фронтовых путях-дорогах, и выяснилось, что он освобождал Австрию, но чуть в стороне от Маутхаузена, — уточняет Евгений Васильевич. — Вот ведь как!..Когда меня спрашивают, что помогло выжить в тех невыносимых условиях, однозначно ответить затрудняюсь. Но без чуда здесь точно не обошлось!