Серебристый «МИГ», кажется, вот–вот сорвется со своего постамента и уйдет в низкое осеннее небо, покинув место своей стоянки — двор Роговской средней школы № 4 Егорлыкского района.

Какая еще сельская школа в области имеет такой символ — один из первых советских реактивных самолетов?

Здесь же, в поселке Роговском — самый многочисленный и активный поисковый отряд в районе.

Школьный отряд «Долг» появился в 2006 году по инициативе преподавателя ОБЖ Владимира Малыгина:

— Я тогда познакомился с командиром районного отряда поисковиков Дмитрием Саниным и понял, в каком направлении нужно двигаться. Воспитанием памяти, чувства долга, патриотизма должны заниматься все. Каждый должен… Мы не зря назвали свой отряд «Долг», потому что мы должны, мы обязаны, мы в долгу перед теми, кто погиб…

На своей очередной вахте роговские школьники работали снова на местах, где проходил Миус–фронт, в составе межрегионального сводного отряда, который возглавлял заместитель руководителя областной организации «Память–Поиск», директор Егорлыкского районного музея Дмитрий Санин. За неделю работ, с 21 по 29 сентября, были подняты останки 17 бойцов Красной Армии и найден медальон Мехмеда Мехмедовича Гусейнова. А еще — несколько сотен взрывоопасных предметов: патронов, мин, снарядов.

Полина Панкратова, Кристина Мартынова, Ирина Мазуренко, Виктор Толстопятка, Денис Однороб, Иван Кузьмин, Игорь Гавриленко, Федор Малыгин, Владимир Грудницкий, Анна Куценко — большинство из них не первый раз попали на места легендарных кровопролитных сражений. Причем, чтобы заслужить это право, им пришлось выдержать определенный конкурс.

—  Просится ехать с нами как минимум в два раза больше, чем мы можем взять с собой, — подтверждает Владимир Владимирович Малыгин. — Подходят даже маленькие дети, хотя мы берем с собой только с 14 лет…

Возраст — не единственный критерий для зачисления в поисковики: необходимы и здоровье, и моральные качества и, конечно же, хорошая успеваемость по школьным предметам. Двоечников в отряд «Долг» не берут — все–таки на неделю они отрываются от учебного процесса.

Отбор идет и на месте, уже в ходе экспедиции. Кто–то не выдерживает полевых испытаний и понимает, что это не его. Но таких — единицы, подавляющая часть мальчишек и девчонок продолжает аккуратно перелопачивать тонны земли, поднимать фрагменты скелетов, складывать их. А еще они и самостоятельно организуют быт, готовят, стирают, экономят воду, из взрослых рядом только учитель, руководитель группы.

— Да, это все тяжело, — соглашается Аня Куценко, для которой это была уже четвертая вахта. — Но это еще и интересно: узнать, как и что происходило. Видишь все вживую. Высоты, где были бои, представляешь, где шли в атаку бойцы. Рытье тех же окопов – мы понимаем, как трудно им было… И совсем по–другому начинаешь думать…

Они, действительно, меняются уже после первого поиска. Становятся серьезнее, ответственнее, взрослее. Учителя это видят невооруженным глазом и, кстати, дают время ребятам втянуться в учебный ритм, не начиная вызывать их к доске с первого дня после вахты.

Нет никаких препон и со стороны родителей, хотя провожают ребят в экспедиции за свой счет.

И все–таки они едут — отряд «Долг», отряд «Белые журавли» из Кугоейской средней школы. На следующий год должны возобновить свою деятельность отряды из двух школ райцентра. Едут, чтобы вернуть память страны, отдать свой долг, везут в школьные музеи экспонаты. В той же Роговской школе все, что стоит на стендах — оружие, предметы солдатского быта — поднято школьниками из отрядов разных лет.

Кем они станут в жизни? не знаю. Однозначно можно сказать одно: они будут настоящими людьми. А еще продолжат в свободное от учебы и работы время поднимать безымянные останки погибших на полях
войны.