Однозначного ответа на этот вопрос из, пожалуй, самой щемящей и искренией песни ветеранов Афганской войны «Уходим» нет и по сей день. Между тем минула уже четверть века со дня ухода-вывода советских войск из далекой республики. 

Завтра ветераны-афганцы соберутся вместе, молча поднимут третий тост в память о погибших товарищах, вспомнят былое. Как это ни кажется парадоксальным, для многих именно афганский период биографии оказался самым счастливым в жизни. За «речкой» Аму–Дарьей судьба бескомпромиссно испытала их на прочность и верность.
Абсолютное большинство участников той войны, по сей день остающейся недостаточно известной, совершенно искренне и по полному праву считают себя воинами-интернационалистами. Они честно выполняли там свой воинский долг, отстаивая в стране далекой интересы страны своей родной. Последующим поколениям россиян это во многом непонятно, поскольку сегодня в практическом применении иные жизненные принципы, ценности и понятия. К тому же страна своя родная отнеслась к собственным верным сынам-защитникам не по-матерински прохладно и скуповато. Почти повсеместно их встречало чиновничье «мы вас туда не посылали», позже стряслась пресловутая монетизация без того не щедрых льгот. Чтобы добиться государственного внимания к своим правам, проблемам и нуждам, бывшим интернационалистам в исключительных случаях доводилось даже объявлять голодовку. Ветеранские же ряды к настоящему времени пополнились и участниками других вооруженных конфликтов, событий на Северном Кавказе…    
На Руси, как известно, запрягают долго. В последние годы отношение к ветеранам все же меняется. В Ростовской области, в частности, при губернаторе действует Координационный совет по делам ветеранов. Помимо прочего, в его задачи входит разработка областного закона о ветеранах, подобного тем, что уже действуют в некоторых регионах Российской Федерации. 
на-марше--подразделения-66-й-отдельной-мотострелковой-бригады.jpg
— На каком этапе сегодня идет работа совета? — интересуется по телефону ветеран спецназа ГРУ Юрий Гунько, находящийся на плановом лечении в областном госпитале ветеранов войн. И огорчается, узнав, что этаких сведений в редакции пока нет. — Хотелось бы такого закона все же дождаться, ведь многие «афганцы» уже вовсе не молоды.
Бывший разведчик-радист в ветеранском госпитале поправляет здоровье не в первый раз и считает, что это специализированное лечебное учреждение является одним из немногих мест
Отечества нашего, где к выполнившим воинский долг относятся с неподдельной заботой, чуткостью и вниманием.
— Искреннее спасибо всему личному составу госпиталя, а особо —  заведующей неврологическим отделением Ирине Викторовне Титаренко! Здесь меня по-настоящему ставят на ноги, возвращают к полноценной жизни. 
Игорь-багров-(справа)-с-сослуживцами.jpg 
К Юрию Гунько присоединяется бывший огнеметчик 66-й отдельной мотострелковой бригады, четверть века назад дислоцировавшейся в Джелалабаде, Игорь Багров. После контузий, ранений и его уже не раз ставили на ноги медики госпиталя, специалисты неврологического отделения.
Бывший командир разведывательного десантно-штурмового подразделения Андрей Макаренко тоже считает, что Ростовский областной госпиталь ветеранов войн свое предназначение выполняет «попросту образцово, и в былые времена его коллектив непременно стал бы победителем социалистического соревнования среди себе подобных».
Вот так. Такое мнение у кавалера ордена Красного Знамени, чье имя известно сегодня большинству бывших десантников Советского Союза. Позволю, кстати, себе напомнить тем, кто сегодня не знает ничего о социалистических состязаниях между частями, подразделениями, объединениями Советской армии. Там, где соревновались не на бумаге, а в реальной боевой учебе на полигонах, танкодромах и стрельбищах, и была тогда сосредоточена основная военная мощь великой советской державы.
Между прочим, будущий легендарный командующий 40-й армией в Афганистане генерал Борис Громов, еще в звании подполковника, во второй половине 70-х командовал полком-победителем социалистического соревнования в Северо-Кавказском военном округе.
Нелишне, верно, напомнить и тем, кто не знает или забыл, что выполнение интернационального долга для большинства военнослужащих было делом добровольным. Случались, разумеется, отдельные отказы, но в массе своей интернационалисты отправлялись «за речку» по собственной инициативе. Рапорта с требованием отправить служить в Афганистан, например, бывшие курсанты военных училищ страны вообще писали целыми выпусками.
В моей репортерской жизни был случай, когда я, тогдашний военный фотокорреспондент, стал участником митинга по поводу отправки в Афганистан сформированной из чехословацких грузовых «Татр» автоколонны. Вести их предстояло двум сотням молодых во всех отношениях водителей, только что окончивших учебное подразделение. Неожиданно офицер-политработник предоставил мне слово для напутствия. Оказавшись на импровизированной трибуне, я, откровенно признаться, растерялся, начал нести нечто несвязное и невразумительное.
Выручил младший сержант, шагнувший к трибуне из ближней шеренги.
— Да вы не мучайтесь, товарищ корреспондент, — сказал он, улыбнувшись приветливо и белозубо. — Убеждать нас, пропагандировать нужды нет. Мы все тут, как в фильме «Комсомольцы-добровольцы»…