Помните, в фильме «В бой идут одни старики» есть эпизод, когда главный герой картины лейтенант Титаренко (Маэстро) на трофейном «мессершмитте» улетает на разведку и, вернувшись на базу, докладывает о передвижении большой группы немецких танков? Но командир эскадрильи в этом сомневается. Тогда Титаренко отправляется на повторную разведку и выясняет, что танки действительно есть - немцы замаскировали их под копны и сараи. Так вот, эпизод в картине - не режиссерский вымысел. Именно такой случай произошел во время Великой Отечественной войны с летчиком-штурманом Б. Ждановым. А дело было так.

- Возвращаясь ночью с боевого задания, Борис Гаврилович увидел движущуюся колонну танков, - вспоминает Тамара Бочарова, вдова Б. Жданова. - Подумал, показалось. Сбросив шум мотора, он зашел на второй круг - так и есть: танки.

Летчик вернулся на свой аэродром, доложил начальству. «Такого не может быть!» - не поверили в штабе. И на два дня отстранили Жданова от полетов, мол, иди отдыхай. А сами направили партизан проверить — не померещились ли штурману танки? Оказалось, что нет. Так, во время разведывательного полета Борисом Ждановым была установлена передислокация танковой дивизии «Адольф Гитлер» для флангового удара с 1-го Украинского фронта по нашим войскам, наступающим в Белоруссии.

19-летний Борис Жданов, студент спортивной школы-техникума, воевать начал еще на финском фронте, куда пошел добровольцем - стрелком лыжного батальона. После поступил в военную авиационную школу. В августе 41-го, будучи еще курсантом, попал на Южный фронт, где в составе 6-й армии воевал летчиком-штурманом. С 1944 по 1946 год он — штурман звена ночного бомбардировочного авиационного полка.

Как-то в Карпатах в окружение попал 1-й кавалерийский корпус генерала Белова, было много раненых. Для их спасения командование 1-го Украинского фронта решило применить ночную авиацию. Борис Жданов летал на По-2. К самолету прикрепили специальные люльки для раненых. Несколькими экипажами совершали по два рейса за ночь. В глубоком тылу немцев летать было тяжело, но всех раненых удалось вывезли.

- За выполнение этого задания мужу объявили благодарность и обещали представить к высшей награде страны - звезде героя, - рассказывает Тамара Сергеевна. - Но он никогда никому не напоминал о том, что ему уже дважды обещали эту награду. Ее давали за 500 боевых вылетов, а у него за период войны с 41-го по 45-й их было 697. Борис Гаврилович говорил: «Мы воевали не за звезды героя, а за Победу».

Были у Б. Жданова ночные вылеты на уничтожение вражеских стратегических объектов, был снаряд, разорвавшийся прямо в кабине горящего самолета, который он, теряя сознание, смог посадить на своем аэродроме. Потом была Победа, четыре боевых ордена, инвалидность II группы и 48 снарядных осколков на всю оставшуюся жизнь.

После войны Борис Жданов поступил на юрфак Ленинградского государственного университета. Окончив вуз, был на следственной работе в УВД Ленинграда. В мае 58-го перевелся в родной Ростов. Работал в обкоме партии. Но всегда хотел летать. Последние годы жизни трудился в Ростовском аэропорту.

Тамара Сергеевна говорит, что муж много рассказывал о своем прадедушке. Тот был донским казаком и в 1812 году воевал против Наполеона с атаманом Платовым, чем заслужил дворянское звание. Получается, что прадед Жданова сражался с Наполеона, а Борис - с Гитлером.

- А фильм «В бой идут одни старики» Борис Гаврилович видел? - спрашиваю Тамару Сергеевну.

- Конечно! Это была его самая любимая картина. Он так и говорил, что Леонид Быков снял самый лучший фильм о военных летчиках.