В начале сентября 2015 года исполнится 70 лет со дня окончания Второй мировой войны. Тогда была повержена милитаристская Япония – союзница фашистской Германии

Архивное фото

Тайны последнего сражения Второй мировой войны


Еще в июле 1927 года Япония приняла и опубликовала так называемую «Политическую программу в отношении Китая». Генерал Танака Тиити вручил японскому императору меморандум, в котором без всяких дипломатических экивоков говорилось: «Для того, чтобы покорить Китай, мы должны прежде покорить Маньчжурию и Монголию. Для того, чтобы покорить мир, мы должны прежде всего покорить Китай».

Неизбежным и чрезвычайно важным этапом осуществления своих воинственных замыслов в Японии полагали военный разгром СССР.
 
Вскоре после оккупации Маньчжурии в 1932 году Япония решила, что пора помериться силами с СССР. И предъявила Советскому Союзу претензии на территории возле озера Хасан и реки Туманной. 29 июля японцы напали на советские войска в районе озера Хасан. В ходе конфликта, продолжавшегося до 11 августа 1938 года, Красная армия хоть и допустила ряд досадных ошибок, однако нанесла японцам решительное поражение.

Тогда японцы решили начать завоевание Советского Союза с другой стороны. Еще в 1936 году Советский Союз подписал с Монгольской Народной Республикой пакт о взаимопомощи. В соответствии с этим пактом на территории Монголии базировались советские войска. Кроме того, СССР оказывал военную помощь Китайской Республике, которую Япония тоже очень хотела завоевать.

Бои начались на границе между Маньчжурией и Монголией на реке Халхин-гол в 1939 году. Отражать атаки японских войск пришлось советским вооруженным силам. Сражения длились с мая по сентябрь 1939 года.

20 августа 1939 года советские войска пошли в наступление, на 4 дня упредив японцев. Удар был настолько неожиданным, что в течение первого часа в ответ не прозвучало ни одного артиллерийского выстрела. Командование японской армии не смогло сразу определить направление главного удара.

К утру 31 августа территория Монголии была полностью очищена от японских войск. После этого наземные бои снова затихли, зато возобновились воздушные сражения. Но и здесь Япония успеха не добилась, потеряв около 70 самолетов при 14 сбитых советских. Осознав свое поражение, японцы попросили о перемирии, которое было подписано 15 сентября 1939 года.

Через два года после пограничного конфликта на реке Халхин-гол в Москве 13 апреля 1941 года был подписан Пакт о нейтралитете между СССР и Японией – советско-японский договор о взаимном нейтралитете.

Подписанию предшествовала беседа между японским премьером Мацуокой и Сталиным 12 апреля. Во время беседы было достигнуто согласие по ряду спорных вопросов.

Ратифицирован пакт был 25 апреля 1941 года. Договор был заключен на 5 лет с момента ратификации: с 25 апреля 1941 по 25 апреля 1946 и автоматически продлевался до 1951.

Самое главное в договоре было то, что «в случае, если одна из договаривающихся сторон окажется объектом военных действий со стороны одной или нескольких третьих держав, другая договаривающаяся сторона будет соблюдать нейтралитет в продолжение всего конфликта».


Борьба за Курильские острова


Так почему же СССР 5 апреля 1945 года денонсировал пакт с Японией о нейтралитете?

Ответ заключается в документах, подписанных на Крымской (Ялтинской) конференции между главами СССР Сталиным, США Рузвельтом и Англии Черчиллем. На Тихом океане война шла, в основном, между США и Японией. Англия защищала свои интересы в этом тихоокеанском регионе, но не столь активно, как США. Поэтому Черчилль не счел нужным на Ялтинской конференции тратить свои вооруженные силы на разгром милитаристской Японии. Уговорил США, чтобы Англию заменил СССР. А Советскому Союзу вступать в вой­ну с Японией, разорвав договор о нейтралитете, можно было бы только в том случае, если было бы за что воевать. То есть в том лишь случае, если бы США и Англия гарантировали возврат Советскому Союзу Сахалина и Курильских островов.

 На Крымской конференции Рузвельт и Черчилль гарантировали Сталину возврат этих островов. Но когда президентом США стал Трумэн, у него разгорелись глаза на Курилы.

Обратимся к переписке Трумэна и Сталина («Переписка председателя Совета Министров СССР с президентами США и премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Том 2 Переписка с Ф. Рузвельтом и Г. Трумэном (август 1941 г. – декабрь 1945 г.), Государственное издательство политической литературы, Москва, 1958 г.»):


«№ 363 Лично и секретно от премьера И.В. Сталина президенту Г. Трумэну 

...Однако предлагаю внести в «Общий приказ № 1» следующие поправки:

1. Включить в район сдачи японских вооруженных сил советским войскам все Курильские острова, которые согласно решению трех держав в Крыму должны перейти во владение Советского Союза.

2. Включить в район сдачи японских вооруженных сил советским войскам северную половину острова Хоккайдо, примыкающего на севере к проливу Лаперуза, находящемуся между Карафуто и Хоккайдо. Демаркационную линию между северной и южной половиной острова Хоккайдо провести по линии, идущей от гор. Кусиро на восточном берегу острова до города Румоэ на западном берегу острова, со включением указанных городов в северную половину острова…

Я бы очень хотел, чтобы изложенные выше мои скромные пожелания не встретили возражений. 16 августа 1945 года»

«№ 364 Получено 18 августа 1945 года строго секретно для генералиссимуса Сталина от президента Трумэна 

Отвечая на Ваше послание от 16 августа, я выражаю согласие с Вашей просьбой изменить «Общий приказ № 1» с тем, чтобы включить все Курильские острова в район, который должен капитулировать перед Главнокомандующим советскими вооруженными силами на Дальнем Востоке. Однако мне хотелось бы пояснить, что правительство Соединенных Штатов желает располагать правами на авиационные базы для наземных и морских самолетов на одном из Курильских островов, предпочтительно в центральной группе, для военных и коммерческих целей.

Что касается Вашего предложения в отношении капитуляции японских вооруженных сил на острове Хоккайдо перед советскими вооруженными силами, то я имею в виду, и в связи с этим были проведены мероприятия, что генералу Макартуру сдаются японские вооруженные силы на всех островах собственно Японии: Хоккайдо, Хонсю, Сикоку и Кюсю...»

«№ 365 Лично и секретно от премьера И.В. Сталина президенту г-ну Трумэну 

Получил Ваше послание от 18 августа.

1. Я понимаю содержание Вашего послания в том смысле, что Вы отказываетесь удовлетворить просьбу Советского Союза о включении северной половины о. Хоккайдо в район сдачи японских вооруженных сил советским войскам. Должен сказать, что я и мои коллеги не ожидали от Вас такого ответа.

2. Что касается Вашего требования иметь постоянную авиационную базу на одном из Курильских островов, которые, согласно Крымскому решению трех держав, должны перейти во владение Советского Союза, то я считаю своею обязанностью сказать по этому поводу следующее. Во-первых, должен напомнить, что такое мероприятие не было предусмотрено решением трех держав ни в Крыму, в Берлине и ни в какой мере не вытекает из принятых там решений. Во-вторых, требования такого рода обычно предъявляются либо побежденному государству, либо такому союзному государству, которое само не в состоянии защитить ту или иную часть своей территории и выражает готовность ввиду этого предоставить своему союзнику соответствующую базу. Я не думаю, чтобы Советский Союз можно было причислить к разряду таких государств. В-третьих, так как в Вашем послании не излагается никаких мотивов требования о предоставлении постоянной базы, должен Вам сказать чистосердечно, что ни я, ни мои коллеги не понимаем, ввиду каких обстоятельств могло возникнуть подобное требование к Советскому Союзу. 22 августа 1945 года».

«№ 366 Получено 27 августа 1945 года лично и строго секретно для генералиссимуса Сталина от президента Трумэна 

В ответ на Ваше послание от 22 августа 1945 года сообщаю, поскольку речь идет о базе на Курильских островах, что моя мысль заключалась в том, что пользование правами посадки на центральной группе Курильских островов во время оккупации Японии было бы существенным вкладом в те совместные действия, которые мы будем предпринимать в связи с осуществлением условий капитуляции Японии, так как это обеспечило бы еще один путь авиационной связи с Соединенными Штатами для использования в чрезвычайных случаях в период оккупации Японии.

Я также не испытывал никаких колебаний, ставя вопрос о предоставлении возможностей для посадки коммерческих самолетов. Вы, очевидно, неправильно поняли мое послание, так как Вы говорите о нем, как о требовании, обычно предъявляемом побежденному государству или союзному государству, которое не в состоянии защищать части своей территории. Я не говорил о какой-либо территории Советской Республики. Я говорил о Курильских островах, о японской территории, вопрос о которой должен быть решен при мирном урегулировании. Мне было известно, что мой предшественник согласился поддержать при мирном урегулировании приобретение этих островов Советской стороной. Я не считал оскорбительной Вашу просьбу о том, чтобы я подтвердил это соглашение. Если Вы рассчитываете на нашу поддержку Вашего желания получить в постоянное владение все Курильские острова, я не могу понять, почему Вы считаете оскорбительным, если я прошу вас рассмотреть просьбу о предоставлении прав для посадки самолетов только на одном из этих островов. Хотя я полагаю, что было бы целесообразно обсудить в ближайшее время эти вопросы, я не буду настаивать на этом, если Вы не желаете обсуждать их теперь».

«№ 367 Лично и секретно от премьера И.В. Сталина президенту г-ну Трумэну 

Ваше послание от 27 августа получил. Я рад, что недоразумения, вкравшиеся в нашу переписку, рассеялись. Я не был нисколько оскорблен Вашим предложением, но переживал состояние недоумения, поскольку я, как это видно теперь, неправильно понял Вас.

Я, конечно, согласен с Вашим предложением обеспечить для Соединенных Штатов право посадки на наших аэродромах на одном из Курильских островов в чрезвычайных случаях в период оккупации Японии.

Я согласен также с тем, чтобы на советском аэродроме на одном из Курильских островов предоставить возможность посадки коммерческим самолетам. При этом Советское правительство рассчитывает на взаимность со стороны Соединенных Штатов в отношении права посадки советских коммерческих самолетов на американском аэродроме на одном из Алеутских островов. Дело в том, что нынешняя авиационная трасса из Сибири, через Канаду в Соединенные Штаты Америки, нас не удовлетворяет ввиду ее большой протяженности. Мы предпочитаем более короткую трассу от Курильских островов через Алеутские острова как промежуточный пункт на Сиетл.

 30 августа 1945 года».


На этом переписка между Сталиным и Трумэном по вопросу об одном из Курильских и Алеутских островов закончилась. 

Это была дипломатическая битва за Курилы. Если бы СССР отдал один Курильский остров США, то потерял бы все Курилы! Но чтобы Курилы стали советскими, надо было в кратчайший срок освободить их от японцев…



Продолжение следует.