С начала этого года в Грузии побывало около 643 тысяч россиян. Это на четверть больше, чем за восемь месяцев прошлого года. Эксперты уверяют, что значительный прирост туристов из России связан с улучшением отношений между странами. Самыми популярными местами отдыха среди россиян стали Тбилиси, Батуми, Кобулети, Казбеги. Но едут в Грузию и встречно из Грузии к нам не только на отдых. Акция «Бессмертный полк» связала своими узами два народа, судьбы многих людей по ту и эту стороны границы. 

– Очень тяжело и радостно было узнать о том, что наш пропавший на поле боя дед был найден, – поблагодарил российских поисковиков внук погибшего Гиви Чалахешашвили. – Огромное спасибо от всего грузинского народа, от всей нашей семьи ребятам, сумевшим отыскать его.

Поисковики обнаружили останки бойца в ходе «вахты памяти». Они смогли прочесть в сохранившейся красноармейской книжке фамилию и инициалы солдата. Им оказался уроженец Грузии Чалахешашвили Давид Георгиевич, 1922 года рождения, погибший в ходе оборонительных боев на сталинградском направлении летом 1942 года. 

Родственников погибшего солдата помогло установить уцелевшее письмо сестры Давида, долгие годы считавшей его пропавшим без вести. Один из внуков погибшего солдата в память о нем носит имя своего деда. По его словам, много лет семья старалась найти своего родственника, направляя письма в архивы и военкоматы и осматривая памятники на братских могилах. И лишь спустя 73 года погибшего героя удалось найти.

Наша землячка Нина Морозова съездила в Грузию, где сумела найти место захоронения своего дяди Николая Григорьевича Ушакова, погибшего в 1942 году. 

В 1943 году бабушка Нины Ульяна Нефодьевна получила извещение, что её сын Ушаков Николай Григорьевич, 1923 года рождения, пропал без вести. 39 лет назад, когда ещё училась в седьмом классе, Нина отправила на радио письмо с просьбой помочь найти дядю. В 70-х годах прошлого века по радио шла передача о поиске людей, потерявших друг друга во время Великой Отечественной войны. Ей ответили, что радио не занимается поиском без вести пропавших в боевых действиях. Ездила Нина в Тацинский военкомат, однако и там данные не сохранились. Написала письма и разослала их в разные архивы. Ульяна Нефодьевна продолжала ждать сына и утешала себя надеждой, что её Коля где-то в плену, может быть, за границей, и не в состоянии приехать. Она делилась с Ниной своими версиями, как он мог выжить, и поминала в церкви только одного старшего сына Степана. На него-то в 1943 году пришла похоронка. Когда уже ушли из жизни отец Нины и бабушка, прислали из военного архива Подольска ответ, что Ушаков Николай Григорьевич, 1923 года рождения, погиб на Мамисонском перевале в Грузии, Закавказский фронт, 25-й погранполк. Где похоронен и как погиб, не было указано. Купила Нина Ивановна ноутбук, и вечерами стали «штурмовать» сайты «Мемориал», «Подвиг народа»… Ей удалось проследить боевой путь 25-го пограничного полка НКВД Закавказского фронта. А в начале апреля этого года её сын Степан прислал копию документа, в котором указывалось место гибели дяди: посёлок Шови, Грузия. И вот Нина Ивановна отправилась в Грузию. Из Владикавказа до Тбилиси добиралась на частном такси. Перевалы, снег, серпантины – к этому она была готова, а вот как добираться через всю Грузию до того посёлка, не зная грузинского языка, не представляла. Водитель такси Гурам, узнав причину её приезда, собрал в Тбилиси всех знакомых таксистов, и они на грузинском языке шумно обсуждали, как ехать, кому ехать. Это очень далеко – в два дня не уложиться. Таксисты, не зная тех мест, не рисковали двинуться в путь. И тогда пригласили бывшего экскурсовода Зазу Мусеридзе. Ехали через снежные перевалы, спускались в цветущие ущелья, снова поднимались вверх по серпантину. Только к девяти часам вечера доехали до города Амбролаури. Их встретила гостеприимная хозяйка гостиницы Нато. По-русски говорила мало, но грузинка и россиянка друг друга понимали и без слов. Рано утром Морозова уже ждала своего проводника Зазу Мусеридзе. Несколько часов поездки – и показалось селение Убиса. Помолившись там, в церкви Святого Георгия, продолжили поездку. На кладбище долго искали братскую могилу. Но на могиле фамилии дяди не было. И тут Заза Мусеридзе предложил съездить в местный музей. Оказалось, там работали люди неравнодушные. Нашли фотографии перезахоронения, газету за 1960 год, в которой сослуживец дяди, оставшийся в живых, описывал события, но самое главное – вспоминал фамилии и имена погибших однополчан, в том числе и Николая Ушакова. Только тогда Нина Ивановна поверила, что её дядя покоится в этой братской могиле. Помянув убиенного раба Божьего Николая по христианскому обычаю и взяв горсть земли, она вернулась домой и высыпала её на могилу Ульяны Нефодьевны. Нина Ивановна считает, что выполнила свою миссию: восстановила покой изломанных душ, потерявших друг друга так давно и несправедливо.