В городе Зверево в краеведческой библиотеке-музее хранится дневник Виктора Зуева. С 11 января 1942 года восемнадцатилетний юноша вел дневник-повествование о днях оккупации.   Вместе с дневником сохранилось несколько его альбомов и тетрадей с рисунками, в которых есть и собственные эскизы Виктора, и копии из журналов и газет.

Краткие записи в дневнике Виктор Зуев делал скрупулезно, каждый день - ярче романов и фильмов рассказывают о том, что тогда пришлось пережить самым обычным людям.

В железнодорожной школе № 25 Виктор Зуев был одним из лучших учеников: как тогда говорили – начитанный, еще и рисованием увлекался, собирался поступать в Ростове в художественную школу. Но все планы перечеркнула война. 

- Буквально в последние несколько лет коллектив библиотеки обновился, и нам трудно сказать о каждом экспонате, откуда он пришел в наш фонд, - говорит заведующая библиотекой-музеем Юлия Шадрина. – Скорее всего, дневник и рисунки Зуева сюда передали из школы № 15, которая много лет занималась поисковой работой. А наши сотрудники взялись расшифровывать записи.

Работа очень кропотливая, требующая терпения и определенных навыков: почерк автора – и это очевидно – намеренно неразборчивый. 

- Многих листов в дневнике не хватает, вырезаны части страниц. Те места, где Виктор пишет о немцах либо подробности о близких людях, он, видимо, уничтожил сам, - рассказывает сотрудник музейного отдела Оксана Блинова, которая работает с дневником. – Сам Виктор объясняет это тем, что оставлять в доме подобные записи опасно: «Под снегом хранятся мои рисунки и комсомольский билет - под яблоней. Один человек говорил, что в дневниках правду писать нельзя. Прочти мой дневник кто-либо из военных, может арестовать меня, но я рискую!».

Из дневниковых записей сотрудники музея составили представление о семье зверевчан Зуевых. Кстати, полных имен автор старался не упоминать. Отец, мать, две младшие сестры – Ляле – четыре года, вторая, вероятно, потому что взрослая (по возрасту десятиклассница), обозначена лишь буквой Л. - остались в оккупации в Зверево. Старший брат Юрий, видимо, к началу войны служивший в армии, был на фронте – в дневнике есть несколько упоминаний о его письмах. 

Во время оккупации совершеннолетние юноши и мужчины призывного возраста обязаны были дважды в неделю отмечаться в комендатуре, выезжать за пределы поселка запрещалось. Замеченных в неблагонадежности арестовывали. Вот что пишет об этом сам Зуев 30.10.1942 года: «Ночью были арестованы некоторые коммунисты и комсомольцы. Там был Борис (мой друг), тетя Забалуева, дядя Гревцов. Всего было около 50 человек». Под конвоем их погнали в сторону Сулина.  

Запись от 31.10.1942 года: «Ночью …арестовали еще группу коммунистов, большую, чем вчерашняя. Сегодня арестовали Горбачева, Андрееву Марию, работавшую в комендатуре и др». 

«…вывесили приказ, что за кражу дров, угля и прочего с ж.д. и хождение по путям после наступления темноты – расстрел…»
Виктор и сам опасается ареста, ведь у него армейская рубашка - подарок его друга Анатолия. Из-за нее случился опасный инцидент в парикмахерской, когда пришлось пропустить вперед немецкого офицера, чтобы тот не заметил его рубашку, когда придется снять верхнюю одежду. 

Много в дневнике строк, посвященных хлебу: «…Я почувствовал голод. Кружится сильно голова. Ел бы я сейчас хлеб неподобно. Хлеба хочется. Хлеба!»

20.12.1942 года: «…Хлеб! Это не хлеб, а горе! Маленькие, приземистые буханки с торчащими из них остюками ячменя. Когда его ешь, то, словно лошадь, пережевываешь несъедобную шелуху ячменя. После него болит живот. Безусловно, рабочая голодная масса будет есть его, но после этого начнутся массовые заболевания народа…» 

26.01.1943 года: «…Немцы рано ушли. На комоде лежало полхлеба. Я хотел отрезать незаметно ломтик и только отрезал наполовину – в коридор входят немцы. Я наскоро вбежал в переднюю, так и оставив хлеб надрезанным…».

17.10.1942 года: «Утром 20 человек железнодорожников-мужчин направили для работ по разгрузке пшеницы в заготпункт. В том числе были папа, я и Борис. Работа тяжелая. Работаем и после 11 часов, несмотря на то что другие рабочие, работающие на путях, ушли домой. Я несколько раз приносил домой в туфлях зерна. При разгрузке оно набивается в туфли. Многие с этой целью надевают сапоги...» 

В конце 1942 года в Зверево чувствуются перемены. Советские бомбардировщики сбрасывают бомбы на местный аэродром, одна из них падает в 40 метрах от дома Зуевых. Семья, к счастью, не пострадала, но в доме снесена часть трубы, пробит потолок. Зуевы вынуждены жить у знакомых. От них Виктор узнает о партизанах.

Запись от 03.01.1943 года: «Говорят, что в балке ИТК - вероятно, это исправительно-трудовая колония - прятались и вели работу русские партизаны. Была перестрелка. Убито 5 партизан и 2 казака». Красная армия наступает. Фронт уже в 
60 километрах от Зверево, в Малой Каменке.

Запись от 08.01.43 года: «На улицах много немцев, немецких автомашин! А сегодня по нашей улице провели группу русских военнопленных под конвоем, видимо, положение фронта безнадежное!». 

20.01.1943 года: «Русские в 25 местах прорвали фронт. Русские войска пошли в окружение по Дону. Говорят, если русские займут селение, заберут в армию с 16 - 56 лет. В случае нажима русских будет эвакуация». 

09.02.1943 года: «Фронт в 30 км».

12.02.1943 года: «Немцы подрывают пути. Посёлок горит. Немцы отступают. Весь посёлок окутан дымом горящих жилых построек. Восточный ветер доносит сюда неприятный запах гари. Неподалеку от нас проходит дорога, по которой непрерывным потоком небольшими группами проходит отступающая немецкая армия».

13.02.1943 года: «Сегодня прошли по нашей улице пять русских разведчиков в белых маскхалатах. Они говорили, нигде не разорял немец так села, как в Зверево. Сегодня вступили в Зверево части Красной армии. В валенках, хорошо одетые, веселые, проходят они по нашей улице... Пробыли немцы у нас 6 месяцев 23 дня».

После освобождения Зверево от немцев Виктор откапывает комсомольский билет, спрятанный под яблоней.

Запись от 16.02.1943 года: «Опять ношу дорогой комсомольский билет в кармане. 6 месяцев он скрывался от фашистов под землей и вновь в кармане он, как и прежде. В этом году будет 5 лет, как я состою в комсомоле». 

А уже с 20.02.1943 года началась у парня новая жизнь: «Нас зачислили в истребительный батальон при поссовете. Анатолий – наш начальник, Борис теперь начальник военно-учетного стола (ВУС)».

23 февраля1943 года вышел приказ о мобилизации мужского населения 1893-1925 годов рождения. Поселок Зверево призывается с 24 по 25 февраля. 

Записи дневника оборвались – его автор ушел на фронт. Два с лишним года Виктор Зуев мужественно воевал на фронтах Великой Отечественной. Имел награды. Прошел с боями Украину, Польшу, дошёл до Германии. Принял участие в Берлинской операции. Погиб под городом Бреслау незадолго до Дня Победы. Спустя месяц его родители получили из райвоенкомата похоронку: «Ваш сын, сержант Зуев В.М., в бою за социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, погиб 24 апреля 1945 года». 


По материалам, предоставленным сотрудниками краеведческой библиотеки-музея города Зверево, подготовила Наталья НАРСЕЕВА