Спасибо родителям, я выросла в хорошей, патриотичной семье. Участвовала в конкурсах военной песни. Слушала воспоминания ветеранов на уроках мужества… Читала, смотрела фильмы. Но всей трагедии Великой Отечественной до недавних пор не понимала.

Мало знала об обыденной, повседневной стороне войны. Как жили? С помощью какой силы выстояли? Почти четыре года – не могу себе представить: четыре года! – кровавых битв на фронтах и беспримерного труда в тылу. И победили!..

Акция «Бессмертный полк» перевернула душу. Задумалась... Что я знаю о собственной семье? Как пережили войну мои родные? Оказалось: почти ничего не знаю. У меня не было портрета, с которым я могла бы пройти с «Бессмертным полком». 

Мне было семь, когда умер дедушка по папиной линии. Он, как и бабушка, родился уже после войны. О прадедушке и прабабушке в семье не сохранилось документальных свидетельств. Я сделала запросы в архив Министерства обороны, поисковые службы «Мемориала», «Памяти народной». Вот теперь жду ответов…

Что касается маминой родни, то поиск дал результат.

…В один из августовских дней 1942 года в селе Чалтырь (село тогда было под фашистами) пропал немецкий солдат. Немцы решили, что его убили местные жители, и расстреляли десять селян. В этот день хоронить не разрешили. И только на следующий день, когда внезапно объявился живым и здоровым пропавший было гуляка-солдат, родные смогли получить тела погибших и предать их земле.

Сейчас на месте той казни в Чалтыре, на Золотой горе, в память о трагедии воздвигнут скромный общий монумент, и рядом - десять постаментов. На них – фамилии и даты рождения и гибели. Есть там и фамилия Пcрдиян.  Это мой двоюродный прадедушка.

Как рассказал его друг, ветеран войны Александр Ширинян, Алексана Пcрдияна призвали в армию в первый год войны. Воевал он на Южном фронте в составе 176-й стрелковой дивизии 18-й армии. В оборонительных боях на Донбассе получил сквозное пулевое ранение в грудь. После лечения в 141-м медсанбате командование предоставило длительный отпуск для восстановления сил.

Ростов тогда недавно освободили. Стояла весна 1942 года. Алексан заторопился домой. Добрался до Чалтыря. А летом фашисты вторично захватили Ростов. Алексан не стал эвакуироваться, не смог оставить в беде родное село. Вместе со своими односельчанами  и был расстрелян фашистами. Все легли в одну братскую могилу…

Нашлась фотография Алексана перед уходом на фронт. Судя по всему, сделана сельским фотографом. Неловко опираясь рукой на спинку стула, молодой человек в кепке, заломленной на бок, прямо и спокойно смотрит в объектив, словно говорит: вы меня запомните таким – лихим и спокойным. 

Он тогда был всего на четыре года старше меня. Как  же могло получиться, что о его судьбе я узнала только в год 70-летия Великой Победы? В истории Великой Отечественной войны еще много незаполненных страниц. Но тем не менее то и дело можно слышать: не надо вспоминать об ужасах и страданиях  военной поры. Мол, уходит то время – и пусть уходит…

Но ведь та война прошла через сердце каждого из нас. Даже через сердца тех, кто родился много позже. Может, это и зовется генетической памятью? - не знаю.... Но когда миллионы историй и судеб людей, вырванных из нормальной жизни, переживших неимоверные страдания войны, сливаются в одно родное лицо, сливаются в «Бессмертный полк», начинаешь понимать те пронзительные слова Высоцкого. Помните? «Наши мертвые нас не оставят в беде, наши павшие – как часовые». Испытав все ужасы войны, они оставили нам право жить в свободной стране. Будем жить. И помнить.


Дарья ГЛАДКОВА, школьница 
Фото из семейного архива автора