На рассвете 22 июня 75 лет назад защитники Брестской крепости одними из первых приняли на себя удар вермахта. И когда фронт продвинулся вглубь страны, ее бойцы все продолжали сопротивление – уже в глубоком немецком тылу... Среди них был и наш земляк из села Несветай – двадцатилетний Арутюн Асватурян. За неделю до начала войны он написал родителям письмо, которое они получили как раз 22 июня 1941 года. То была последняя весточка от их сына…

Арутюн Асватурян навсегда остался двадцатилетним.

Отец и мать, до конца своих дней ждавшие Арутюна, давно ушли из жизни. А вот его родная сестра Изабелла жива до сих пор. Она все надеется – быть может, удастся что-либо узнать о судьбе брата, о котором известно единственное – он пропал без вести в июне 41-го…

Восстановить события тех дней в Брестской крепости и разыскать следы Арутюна Асватуряна решил заведующий отделом изучения экстремальных природных явлений и техногенных катастроф ЮНЦ РАН Олег Степаньян. Кандидат биологических наук, он отважился на историческое исследование по той простой причине, что Арутюн – его родственник. Неоценимую помощь ему оказали Владимир Афанасенко и Ростислав Алиев.

Известно о юном защитнике Брестской крепости немного. Он был старшим в семье. Родители гордились им – мальчишка отлично учился в школе, помогал семье чем мог. Легко поступил в педагогический (армянский) техникум в ростовской Нахичевани (ныне – Пролетарский район донской столицы). Окончил его в 1940 году по специальности «учитель русского и армянского языков начальных классов». Но поработать с детьми не успел. Осенью того же года девятнадцатилетнего парня призвали на службу в Красную армию.

Арутюн попал в Брестскую крепость, служил в 42-й стрелковой дивизии, 455-м стрелковом полку, подразделении 43. Это была знаменитая дивизия, имеющая боевой опыт участия в Финской войне. Около двух третей численного состава призывников первого года службы были парнями из республик Северного Кавказа и Средней Азии, многие из них не владели русским. На их фоне Асватурян выделялся хорошим знанием русского, за что был назначен писарем при штабе полка. Командиры также часто просили его быть переводчиком в общении с солдатами из национальных республик…

Сестра Изабелла вспоминает, что Арутюн писал в письмах домой о своих командировках, о том, что хочет поступить в полковую школу командиров, о подготовке к учениям, которые назначены на конец июня… Все указывает на то, что 22 июня молодой солдат находился именно в Брестской крепости.

С первых же минут атаки фашистов на крепость массивному артобстрелу подверглась именно та ее часть, где размещались казармы 455-го стрелкового полка – здесь находились штаб, секретная и жилая комнаты писарей. После начала атаки бойцы спешили эвакуировать секретные документы, потому не смогли покинуть крепость. Наверняка среди них был и Арутюн Асватурян. Но, быть может, он ушел с той частью бойцов, которая сумела выйти из крепости и отойти на заранее отведенные рубежи, где отчаянно дралась два дня, 22 и 23 июня? 

Известно, что несколько тысяч воинов, включая семьи комсостава, оставались в Брестской крепости и героически держали оборону до конца июня. Отдельные бойцы и небольшие группы смогли продержаться в крепости еще месяц – до конца июля. По всей видимости, полностью подавить сопротивление фашистам удалось лишь к середине августа, когда крепость посетило высшее военное руководство Германии.

Собирая эти сведения, исследователи особо остановились на друзьях и земляках-сослуживцах, которые могли быть рядом с Арутюном в дни боев. 

Судя по архивным материалам, среди защитников Брестской крепости у Арутюна Асватуряна не было земляков из донских армянских сел. Однако в своих письмах он упоминал о двух своих товарищах из Ростова. Об одном сведений нет, а другой – рядовой Алексеев Сергей Григорьевич, родившийся в 1920 г. в Ростове-на-Дону. Был призван в армию в один день с Арутюном – 11 октября 1940 г. Пролетарским РВК. Служил в 455-м стрелковом полку. Попал в плен 29 июня (июля) 1941 года под Барановичами. В 1985 году был жив и, вероятно, проживал в Ростове. 

Известно еще о нескольких бойцах, уроженцах Дона и Кубани, служивших с Арутюном в одном 445-м полку. 

Рядовой Беляев Алексей Иванович, 1921 года рождения, уроженец города Майкопа (или станицы Успенской) Краснодарского края. Участвовал в обороне крепости, попал в плен. В 1985 г. был жив.

Красноармеец Посиделов Николай Иосифович, 1921 года рождения, уроженец станицы Елизаветинской Азовского района Ростовской области. Попал в плен 25 июля 1941 г. под Барановичами. Сведений об участии в обороне Брестской крепости нет, освобожден из плена 8 мая 1945 г. 

Известны также имена и фамилии сослуживцев Арутюна Асватуряна, призывавшихся в 1939 году: старший сержант Качалин Иван Митрофанович, 1917 года рождения, уроженец хутора Сусат Семикаракорского района; старшина Серпионов Иван Евстигнеевич, 1917 года рождения, уроженец хутора Вислого семикаракорского района, сержант Трифонов Семен Семенович, 1918 года рождения, уроженец села Литвиновка Белокалитвинского района; рядовой Герасименко Петр Трофимович, 1921 года рождения, уроженец хутора Белогорка Тарасовского района; рядовой Сагунов Андрей Захарович, 1920 года рождения, уроженец хутора Дробязкин Тарасовского района.

Предположительно, до конца рядом с Арутюном мог оставаться и старший писарь 455-го стрелкового полка Хваталин Иван Филиппович. Известно, что он окончил Сталинградский пединститут в 1940 г., в этом же году был призван в Красную армию. Участвовал в боях у ворот крепости. 29 июня 1941 г. попал в плен, находился в лагерях Бяла-Подляска, Петраков и Эйслебен. Был освобожден из плена в апреле 1945 г. После войны Хваталин жил и работал в Турковском районе Саратовской области.

Если кому-то из наших читателей известны перечисленные фамилии красноармейцев – защитников Брестской крепости – позвоните в редакцию! Как знать, может, кто-то из ветеранов, вспоминая те страшные бои, рассказывал и о молодом писаре из донского армянского села Несветай – Арутюне Асватуряне.