Поисковый отряд «Линия фронта» из Ростова принял участие в международной вахте памяти на Орловщине

Ростовские поисковики на Орловщине. Фото Вадима БУХВОСТОВА

– По коням! – командует руководитель «Линии фронта» Вадим Бухвостов. – С Богом!

Парни и девчонки из поискового отряда без спешки и суеты тут же занимают места в «уазике» и микроавтобусе. Вездеход им выделила администрация Ростовского гидрометеорологического техникума – ребята учатся там. Арендовать микроавтобус помог «Ростовпатриотцентр». Предварительно в салонах аккуратно сложили внушительного вида баулы. В них – поисковое снаряжение, а также продукты на много дней. С этим помог депутат донского парламента Арутюн Сурмалян. Дорога дальняя – под Орел, за тысячу верст от донской столицы. Там предстоит работа на вахте памяти. В прошлом году они тоже там были.

И вот уже позади 13 часов и 1110 километров пути. Участок асфальтированной дороги в Багриновском сельском поселении на севере Орловщины закончился – до заветного места, где намечена вахта памяти, добираться еще километров десять. Проселочная дорога разбухла от дождя – микроавтобус «не идет». «Уазик», спасибо российскому автопрому за вездеход для поисковиков, «пробился» – через поле, лес, через овраги.

Первым ростовчане встречают старого знакомого – главу Багриновского сельского поселения Бориса Фомина. Он уже поджидает гостей. Говорит, пожимая всем руки: «Ростов приехал? Значит, дело будет!». Знает, что говорит, – ростовчане третий год уже работают на этой территории. Как и в прошлые разы, Борис Иванович тут же помог в бытовых вопросах. 

Вадим Бухвостов лаконичен:

– Распорядок дня завтра будет зависеть от погоды. В 7.00 подъем, завтрак – и на объект. В 14-00 обед, полчаса отдыха и снова на работу. К 19-00 заканчиваем, отдых, ужин, песни у костра, второй ужин (чай), подведение итогов дня, задачи на следующий день и отбой.

Под Орел на международную летнюю вахту памяти, кроме бойцов ростовской «Линии фронта», прибыли поисковики из Москвы, Тулы, Орла, Калуги, из Казахстана. Они встретились на земле, где 75 лет назад шли кровопролитные бои, чтобы обменяться опытом поисковой работы и найти останки бойцов Красной Армии. 

Пообщавшись (впереди таких встреч будет еще много), с утра наши ребята и их коллеги отправились в экспедицию. Каждый на свой объект. Ландшафт вокруг сложный: поля, леса, овраги, высотки, за которые шли постоянные бои. С высоток простреливалась местность на много километров, в лесах пряталась пехота и минометчики, траншеи шли по полям и уходили в лес. А в лесу много мин-растяжек, блиндажей, окопов, колючих заграждений. Поля – это сплошь траншеи и окопы. И сотни воронок от снарядов и авиабомб. 

– В таких воронках нередко находим останки бойцов, – говорит заместитель командира Сергей Гринько. – Сейчас поля, конечно, запаханы и засеяны, однако старые военные шрамы на земле видны по-прежнему.

Ростовские поисковики находят останки солдат. В этот раз – вперемешку, наших и немецких. И вновь многие сотни патронов, тоже вперемешку. Это означает, что линия обороны по нескольку раз переходила из рук в руки. В тысячный раз поражаешься, какой ценой была одержана Победа…

Погода между тем вдруг резко портится. Участок на севере Орловщины, где работают донск

Дождь, как из ведра, прошел. На поисковых объектах – липкая грязь, все залито водой… Но это означало лишь перерыв в работах: вахта памяти продолжается. Командир отряда сообщает «НВ», что после Орла отправится «на разведку» под Ржев – там осенью 2016 года пройдет еще один маршрут «Линии...».

– Александр Трифонович Твардовский написал одно из лучших своих стихотворений «Я убит подо Ржевом», полное большого смысла и скорби, – говорит командир поисковиков. – Это – поэтический реквием героям, погибшим в так называемой сковывающей Ржевско-Сычевской операции 1942 года. Тем, кто не пощадил своей жизни под Ржевом, помог удержать Сталинград, от судьбы которого во многом зависела судьба всей страны. И работы у нас под Ржевом гарантированно будет много…