В Ростове к столетию Южного военного округа установили и открыли несколько памятников. Павшим за Отечество в Гражданскую, Великую Отечественную и в локальных войнах. Есть и еще один – единственный такой в России и во всем бывшем Советском Союзе. Он посвящен военным строителям и военным коммунальщикам, погибшим в ходе выполняемых ими работ в обеих чеченских войнах

СОЛДАТЫ из стройбата внесли огромный вклад в обеспечение наших войск всем необходимым. С них началось возрождение Чечни. В труднейших условиях, нередко под огнем врага, они восстанавливали и возводили новые здания и сооружения, а в случае необходимости с оружием в руках громили бандформирования. Ныне военных строителей и военных коммунальщиков больше нет, но как форпосты стабильности стоят городки в Ханкале, Шалях, Борзое, Калиновской, других местах. Их сооружение далось дорогой ценой. За них заплатили жизнями десятки воинов, рабочих и служащих Российской армии. Ныне имена этих людей, похороненных в разных концах огромной страны, золотом горят на черном граните возведенных в их честь памятниках.

Среди погибших – начальник сантехнического СМУ подполковник Сергей Мозолевский. Он прошел через две войны и ушел на излете третьей. Далеко не у всех так хорошо, как у него, шла карьера, но, сказать по правде, он о ней и не думал.

СЕРЕЖА вырос в семье инженера-строителя и по примеру отца решил стать строителем. Но к тому же стать военным. Тогда это можно было сделать – существовала целая сеть высших военно-строительных училищ. Самым престижным считалось питерское, куда был большой конкурс. Но Мозолевский его выдержал одним из первых. В 1984 году после получения лейтенантских погон и диплома молодой офицер был направлен в ТуркВО. Уже шла афганская война. Сергей подал рапорт о направлении его в Афганистан… Не помешало даже то, что Мозолевский отчаянно влюбился в юную красавицу – подругу сестры Марину. Но та согласилась подождать. Ожидание затянулось на два с лишним года и едва не закончилось трагически. Ему пришлось попадать в разные передряги. Но в Афгане судьба уберегла молодого офицера.

Памятник военным строителям и военным коммунальщикам, погибшим в чеченских войнах. Здесь по праву должно быть и имя Сергея Мозолевского.ВО МНОГИХ гарнизонах стройки начинались с нуля. Системы жизнеобеспечения полностью отсутствовали. Для обустройства требовалось много материалов. Доставлять их было очень трудно. Душманы охотились за колоннами, пытались перерезать пути сообщения. Нападению подверглась и колонна, в составе которой следовал лейтенант Мозолевский. Он хорошо проявил себя в бою. Умело организовал оборону. А когда ранило одного из водителей, сам сел за руль грузовика и доставил материалы по назначению. За проявленную смелость молодой офицер был награжден медалью «За боевые заслуги». Получил военный инженер и еще одну медаль – «Воину-интернационалисту от благодарного афганского народа».

Дни, точнее сутки, пролетали быстро, а месяцы тянулись долго. Забрать же невесту в Афган не представлялось возможным. Поэтому и свадьбу наметили по завершении двухлетней «командировки» на войну. Оканчивалась она в августе. Из расчета на лето Марина заказала очень красивое свадебное платье с большим вырезом на спине. Сергею же не было замены. И бракосочетание пришлось перенести на декабрь и проводить его в холодном и плохо отапливаемом загсе…

Памятник военным строителям и военным коммунальщикам, погибшим в чеченских войнах. Здесь по праву должно быть и имя Сергея Мозолевского.НАКОНЕЦ все треволнения закончились. Перебрались к новому месту службы в Ростов. Вроде бы все устоялось. Без войны. Не стреляют. Да только жилья нет. Слонялись по чужим углам, жили в служебных кабинетах. Там и подрастали девочки – Екатерина и Анастасия.

Сергей Мозолевский рос в званиях, его неоднократно отмечали как лучшего специалиста. Но командировок от этого не становилось меньше. Не было такой крупной стройки в округе, на которой бы не оставил свой добрый след военный инженер.

А потом грянула Чечня. Боевики, в отличие от моджахедов, были из своих, четко знали, как действуют в той или иной обстановке наши войска. Особо много неприятностей доставляли военным строителям мины, растяжки, самодельные взрывные устройства. У сантехников много подземных коммуникаций. Все их обезопасить не сможет ни один сапер. Вот и приходилось рисковать. Ставший уже подполковником Мозолевский никогда не подставлял под опасность своих солдат, гражданский персонал. Он не считал для себя зазорным первым лезть в сантехнический колодец, проверять его на отсутствие взрывоопасных предметов. А переезды из одного строящегося городка в другой! Пока дождешься нужной колонны, очень много времени потеряешь. Вот и приходилось ездить чуть ли не одному, рисковать собой.

ТАК И ПРОШЛА первая Чечня. Остался жить – и хорошо. По подписанному соглашению все, что не смогли с собой вывезти федералы, оставалось… боевикам. Подземные коммуникации и все остальное, что было смонтировано и установлено под руководством начальника СМУ подполковника Мозолевского, было им по заверенным актам передано. Когда началась вторая чеченская война, все, что им было передано, сепаратисты взорвали. Все пришлось начинать сначала.

Опять посыпались бесконечные командировки. Объектов прибавилось. В том числе и строящийся госпиталь в Моздоке. Туда решили перевозить на излечение раненых, получивших первую медицинскую помощь в Ханкале. Туда и направлялся в командировку для встречи очередной комиссии подполковник Сергей Мозолевский. В машине он был один. Выстрела и удара не почувствовал. Случилось это под утро 4 октября 2004 года, на излете второй чеченской войны. С нее не дождалась Сергея его жена Марина. Она по-прежнему очаровательна, но второй раз замуж не вышла. Дочери так и не постаревшего подполковника Мозолевского Екатерина и Анастасия стали взрослыми. Одна из них – инженер, другая – юрист. Подрастает и внучка Сашенька. Она очень похожа на своего дедушку.

Олег ВОЛЯ