Это всё о нем, моём прадеде Тауфике Тагирове

Тауфик Нигматович Тагиров (справа)
Моего прадедушки - фронтовика, военного журналиста Тауфика

Нигматовича Тагирова нет уже давно. Нет и дедушки. Обоих не стало еще до моего рождения. На фото в семейном альбоме они рядом. Конечно, мне много о них рассказывали и родители, и бабушка. А еще о прадеде Тауфике напоминают бережно хранимые в семье его вещи — сделанные его руками скульптуры из дерева, самовары, которые он собирал. Удивительно интересным и разносторонним был этот человек.

Когда началась Великая Отечественная война, моему прадеду Тауфику Нигматовичу Тагирову было 17 лет. Рано лишившись матери и отца, он жил он тогда в Казани у родной тети. Работал на заводе, выпускающем авиамоторы. Завод находился на военном положении, рабочие там дневали и ночевали. А через год прадеда призвали в армию.

В его военном билете, который я бережно храню, в разделе «Служба на фронтах Великой Отечественной войны» есть такая запись: «Служба рядовым на должностях сержантского состава, 1942–1945 гг.». И еще: «1–2 Украинские фронта в должности командира отделения разведчиков-наблюдателей с 01.1944 г. по 06. 1944 г.». Это была очень ответственная и опасная работа. Разведчик-наблюдатель выдвигался на переднюю линию фронта и оттуда корректировал огонь нашей артиллерии. За такими разведчиками немцы устраивали настоящую охоту. Говорят, что из десяти призванных в 1942 году на фронт бойцов в живых к окончанию войны остался только один. К счастью, мой прадед уцелел в той страшной войне и даже дошел до Берлина. У нас хранятся его награды: орден Отечественной войны, медали «За отвагу», «За боевые заслуги», «За победу над Германией» и другие.

И еще в нашей семье нередко любят повторять такой вот рассказ-быль. После войны Тагиров несколько десятков лет проработал в воинской печати, в том числе в окружной газете «Красное знамя». В 1974 году он получил новую квартиру в доме, в котором поселилось много его коллег-журналистов. И надо же было такому случиться, что его соседом по лестничной клетке оказался тоже фронтовик, журналист, тоже татарин и отчасти тезка – Аман Нигматович Давлятшин. Более того, выяснилось, что они однополчане – оба в 1944 году служили в одном полку 2-го Украинского фронта и вместе освобождали

Тауфика Нигматовича Тагирова (справа)
Тауфик Нигматович Тагиров (справа)

Румынию. Тогда им встретиться не довелось, но вот почти через 30 лет после Победы жизнь все-таки свела их.

Давлятшин был настоящим героем. Всю войну он прослужил рядовым, охраняя наши знаменитые «Катюши», которые враг неоднократно пытался захватить. Однажды Аману Нигматовичу пришлось защищать их в рукопашном бою. За этот подвиг он был награжден орденом Славы 2-й степени.

Самовары из коллекции Тауфика Нигматовича Тагирова
Самовары из коллекции Тауфика Нигматовича Тагирова

Особый интерес представляет коллекция поделок из дерева, сделанных руками моего прадеда. Каждую осень Тауфик Нигматович приезжал на отдых в черноморский поселок Бетта. В этом районе побережья произрастает пицундская сосна – особый вид, имеющий толстую красную кору. Каждый день прадед отправлялся в лес с рюкзаком, полным инструментов. Он собирал и заготавливал кору, из которой создавал фигурки различных животных и причудливые африканские маски. Вскоре Тагирова знал весь посёлок. С тех пор прошло много лет, и многие предметы из коллекции прадеда утратили былой вид, материал иссох и растрескался. Но некоторые из них прекрасно выглядят и сегодня.

В коллекции прадеда мне особенно нравится портрет казака, вырезанный из обрубка дерева. Этот обрубок Тауфик Нигматович заметил, когда шел по парку, где рабочие корчевали старые деревья. Один из пней привлек его внимание: он уже представлял, какая скульптура из него может получиться в будущем. Тагиров попросил рабочих помочь перенести обрубок в его квартиру. Прадед работал над ним в течение целого месяца, и в итоге бесформенный пень превратился в портрет казака, который хорошо сохранился по сей день.

Тауфик Нигматович также собирал самовары самых различных форм. Один из них, еще дореволюционный, выполнен в форме шара. Он является давней семейной реликвией. А самый большой самовар прадед получил в 1970-х вместе с покупкой сада. Его хозяин рассказал, что самовар достался ему от отца и он исторически связан с этим местом. Все самовары прадеда исправны, хоть сейчас кипяти воду. Теперь мы — хранители коллекции.

Никита Чумак