В канун дня изгнания с   донской территории фашистов мы побывали в селе Ряженом Матвеево-Курганского района   у мемориала с сотнями фамилий героев-освободителей. Плиты там по обе стороны композиции. На каждой — много фамилий. И только одна плита, недавно установленная, с одной фамилией. Алексею Темниченко - от дочери Людмилы.




Алексей Афонасьевич погиб при освобождении Ряженого 30 августа сорок третьего. Его судьбу, по счастью, удалось установить. Солдат, во много благодаря   инициативе дочери, нашедшей понимание у местных властей,   вновь обрел свое имя, и потомки могут ему поклониться. А вот сын фронтовика ростовчанин Владимир Емец, об истории которого мы уже писали, будучи сам уже в преклонном возрасте, продолжает обивать пороги всевозможных кабинетов.

- Фамилию его отца Василия Демьяновича неправомерно удалили и до сих пор не восстановили на мемориале в кагальницком селе Новобатайск, - сообщил   встреченный нами в Ряженом руководитель сводного поискового отряда «Поиск» Дмитрий Санин. Дмитрий Николаевич помогает Емецу-младшему составлять запросы в различные инстанции — от органов военного управления, Северо-Кавказской железной дороги и муниципальных властей до всевозможных архивов .

Напомним, что же произошло. Василий Емец погиб под Одессой в августе сорок первого.

В   его родном селе Новобатайск он десятки лет был указан на мемориальной плите рядом   с двумя своими братьями-фронтовиками.   Василия Демьяновича   вычеркнули, когда обновляли мемориал. Сын, не обнаружив отца, тут же забил тревогу.

Из администрации Новобатайского сельского поселения ему вскоре ответили отпиской: «Ввиду того, что Ваш отец призывался с призывного пункта в Ростове-на-Дону и погиб в августе 1941 года на Одесской железной дороге, размещение ФИО Емеца Василия Демьяновича на монументе воинам-односельчанам, погибшим в годы Великой Отечественной войны на территории Новобатайского сельского поселения, не представляется возможным».

Владимир Васильевич Емец.jpg

- Сегодня на календаре 31 августа, а ситуация что называется и ныне там, - сказал нам Владимир Васильевич Емец. - Я сделал по поводу отца, бывшего работника Ростовской конторы Желдорстроймеханизации, новый запрос в управление СКЖД. Надеюсь, что ответят в этот раз не бездушной отпиской. Ведь отец в начале войны по заданию Наркомата путей сообщения оказался   в военно-восстановительном поезде и погиб в спецкомандировке. Однако, в Книге памяти работников железной дороги, которые погибли в годы Великой Отечественной, его нет. В Книге памяти Кагальницкого района — тоже.

Нет, заметим, пока из этого района и ответов на вопросы, поднятые в материале «Вспомните Василия Емеца!». Письмо в редакцию из прокуратуры Кагальницкого района не в счет. В нем - предложения о сотрудничестве. История с удаленным именем на мемориале разве не повод для такого сотрудничества и конкретной проверки?