Командир донского сводного поискового отряда егорлычанин Дмитрий Санин в многодневной экспедиции под Калугой и Смоленском так и не нашел… Дмитрия Санина

Дмитрий САНИН (слева) со своими друзьями-поисковиками Дмитрием ЗОЛОТУХИНЫМ (Егорлыкская), Константином ИВАНОВЫМ (Вязьма) и Александром АВЕРКИЕВЫМ (Самара).
Своего деда-тёзку, с осени сорок первого оставшегося на войне где-то в лесах или болотах средней полосы, он ищет вот уже тридцать лет. Пока – безрезультатно.

– Если вспомнить суворовскую фразу том, что война не окончена, пока не захоронен последний солдат, то Великой Отечественной – печально, грустно, но  факт – всё ещё конца-края не видно, – сказал нам Дмитрий Николаевич. – Ведь количество погибших, пропавших без вести только под Вязьмой осенью сорок первого исчисляется сотнями тысяч. Причем многие из них – наши земляки. Но точное их число и судьбы действительно до сих пор не известны. О выигранном россиянами в такие же осенние дни 230 лет назад Рымниковском сражении (там погибло порядка семисот человек), после которого генералиссимус Суворов сказал своим генералам ставшие крылатыми слова о последнем солдате, представьте себе, известно даже больше, чем о событиях октября сорок первого под Вязьмой.

События начала войны под нашей Белой Калитвой тоже полны тайн. Черные дни оккупации здесь начались летом сорок второго. За год до этого, на исходе августа сорок первого, на белокалитвинской территории находилась на формировании 45-я запасная стрелковая бригада. В нее и призвали Дмитрия Санина вместе с другими хуторянами и станичниками. 

– Место, где она там базировалась, к сожалению, мы пока так и не установили, – говорит Санин-младший. – Белокалитвинские коллеги тоже его не знают. 30 августа новобранцев этой запасной бригады из Белой Калитвы отправили эшелоном по маршруту Лиски, Грязи, Елец, Орел. Это были маршевые роты, всего 2540 человек.

Дальнейшая судьба этих бойцов оказалась трагической. Многие, сражаясь в лесах и болотах Брянского фронта, попали в окружение и погибли, пропали без вести, оказались в плену. 

– Картину тех драматических событий мы до сих устанавливаем в буквальном смысле по крупицам, – говорят поисковики. – Но уже очевидно, многие из бойцов в 45-ой запасной стрелковой бригады донского формирования на Брянском фронте так и не были зачислены в боевые части. Кто-то из них погиб, даже не успев сделать ни одного выстрела во врага. Они так и остались в брянских лесах...

– А почему осеннюю экспедицию-2019 вы начали от калужской деревни Боево?

– Недавно там в ходе поисковых работ были найдены останки нашего земляка Ивана Фатеевича Быкадорова. Его имя удалось установить по сохранившемуся медальону. Быкадоров до войны проживал в донском хуторе Верхоламов. Считался пропавшим без вести. В район Боева мы приехали, чтобы продолжить исследование этих мест. И найти неизвестные захоронения других солдат. Находили ржавые противогазы, каски, куски поясных ремней, фрагменты техники и другие артефакты. Солдатских останков не обнаружили. Но надеемся сюда еще вернуться в новых поисковых сезонах.

Экспедиция осени-2019 продолжилась под Вязьмой, на месте ожесточенных боев, которые вели осенью сорок первого с врагом, рвущимся в московском направлении, бойцы зажатой «в клещи» 38-й Донской стрелковой дивизии. Наши поисковики работали в лесной и болотистой местности у деревень Богданово, Загорская, Красное Трошино, Красный Холм, Стучка. Обнаружили останки двух солдат. Именных медальонов при них не было. Прах бойцов передали вяземским коллегам для перезахоронения с отданием воинских и христианских почестей на «поле Памяти» у села Богородицкое. На мемориале, который находится там, установлены три десятка плит. На них выбиты не фамилии погибших, а названия и номера советских дивизий и бригад. 38-я дивизия указана на одной плите через запятую вместе с 73-ей и 108-ой стрелковыми дивизиями. На многих плитах – по несколько таких надписей. За каждой строчкой – многие тысячи тех, кто ценой своей жизни не дал состояться германскому блицкригу. 

Дмитрий Иванович Санин был одним из таких героев. Дмитрий Николаевич Санин не теряет надежды узнать его судьбу. Как и других земляков, призванных вместе с дедом в 45-ю запасную стрелковую бригаду и погибших осенью сорок первого. О них по-прежнему мало что не известно. Достоверно установили, что был у этой запасной бригады еще один набор. И тех бойцов позже отправили из Белой Калитвы в сталинградскую сторону. Но это уже другая история…