Мой папа, военный летчик, прошел Великую Отечественную войну, как говорится, от звонка до звонка. В его фронтовой биографии – боевые вылеты на Берлин, участие в боях за Москву, прорыве блокады Ленинграда, взятии Кенигсберга… За участие в боевых операциях папа был награжден многими орденами и медалями. Среди них есть медаль «За взятие Кенигсберга».


Восточно-Прусская операция. Фронтовое фото весны 1945 года.

За месяц до победы

Вообще медаль «За взятие Кенигсберга» отличалась от других наград своей уникальностью. За месяц до Победы командование тылом поручило техническому комитету разработать награды за взятие стратегически важных крупных городов, расположенных за пределами СССР. Кенигсберг в то время представлял собой не город как таковой, а крепость, укрепленное сооружение. Поэтому медаль «За взятие Кенигсберга» оказалась единственной, которая присуждалась за героизм при взятии не столицы иностранного государства, а хорошо укрепленной с военной точки зрения крепости.

Вначале среди множества эскизов медали был выбран вариант художника Николая Москалева. На нем был изображен солдат, несущий Знамя Победы и автомат, на фоне танков и самоходных артиллерийских установок. Эти машины внесли огромный вклад в победу наших войск при штурме крепости. Но почему-то этот вариант награды не лег в основу медали. В тираж пошла медаль, автором эскиза которой стал художник Александр Кузнецов. С художественной точки зрения достаточно скромный вариант содержал подпись «За взятие Кенигсберга» с лицевой стороны и дату великой победы – «10 апреля 1945» – с оборотной стороны. Эту награду получили 760 000 участников великой битвы.

Эскиз Николая Москалева, по которому был даже сделан пробный образец в металле.
Эскиз Николая Москалева, по которому был даже сделан пробный образец в металле. Фото с сайта simvolika.org


История в лицах

Про медаль «За взятие Кенигсберга» зашла речь в разговоре с классным руководителем 8«Б» класса, председателем первичного отделения Российского движения школьников, учителем истории и естествознания ростовской школы № 92 Светланой Погоржальской. Говорили о Великой Отечественной войне, отношении к ней нынешних школьников. Многочисленные упоминания крупных сражений, названия армий, дивизий, множество цифр дети не запоминают: они лучше понимают, что такое война, когда слышат рассказ о каких-то эпизодах, поступках и подвигах конкретных людей.

На классный час в 8«Б» пригласили Людмилу Барсукову, дочь фронтовика Алексея Величко. Он участвовал во взятии Кенигсберга.

К концу войны Алексей Андреевич Величко был инженером-капитаном и служил начальником метеобюро управления 213-й ночной бомбардировочной авиационной Витебской дивизии. Закончив экстерном школу спецслужб, Алексей с первого дня войны работал начальником метеослужбы.

Точный прогноз погоды перед взятием Кенигсбурга был необходим. Особенно для командующего 3-м Белорусским фронтом Василевского. Александр Михайлович задумал мощным ударом расколоть гарнизон неприятеля с севера и юга и взять город штурмом. Особая роль отводилась артиллерии. Тяжелые орудия разместились под Кенигсбергом и должны были постоянно бить по фашистам. С воздуха непрекращающиеся удары по противнику предстояло наносить бомбардировочной авиации. И погода для авиации была крайне важна.

Такую награду получили 760 тысяч участников великой битвы.
Такую награду получили 760 тысяч участников великой битвы. Фото с сайта atributia.ru

Взятие города, а тогда он представлял неприступную, хорошо укрепленную крепость, было очень важной военной и политической задачей.

Немецкое командование понимало стратегическую важность Кенигсберга и подготовилось на случай осады. Крепость имела тройную линию обороны. Первая была удалена на большое расстояние от города и включала 15 укрепленных фортов с артиллерийскими орудиями. Расположенные между ними территории были укреплены дзотами и дотами. Вторая оборонительная линия проходила по внешней черте города и была окружена цепью сооружений из камня и бетона. И, наконец, внутренняя, третья линия укреплений, собственно крепость, располагалась в самом центре города и была самой мощной, с хорошо обеспеченной инфраструктурой. Внутри центрального кольца стояли 4 тысячи орудий, несколько сотен танков. Вся эта военная махина поддерживалась с воздуха сотнями немецких самолетов.

Перед советскими войсками стояла тяжелая задача. Ее решение зависело от многих факторов, включая погоду. Дело в том, что в то время (а это был апрель) над Восточной Пруссией сгущался туман. А начинать сражение в тумане было невозможно...


Наступление по прогнозу

Алексею Величко предстояло рассчитать прогноз погоды для бомбардировочной авиации. Днем и ночью в течение недели он проводил замеры метеопоказателей, регистрировал атмосферные явления, составлял синоптическую карту. Наконец благоприятный день был вычислен. С учетом прогноза, сделанного Величко, наступление наших войск было назначено на 6 апреля 1945 года.

Незадолго до наступления Алексей Андреевич прилег отдохнуть и отключился. До этого не спал несколько суток. Проспал долго. Разбудили его сослуживцы. Величко не мог понять: где он находится, что с ним? А сослуживцы не узнали своего начальника: он весь поседел!

Удачно проведенная операция по взятию Кенигсберга длилась всего три дня и завершилась 9 апреля. Нашим войскам удалось уничтожить фактически всю боевую технику фашистов, свыше 40 тыс. солдат противника были убиты, более 90 тыс. взяты в плен…

8«Б» слушал эту историю с большим интересом.

– А мой прадед тоже брал Кенигсберг! И у нас дома хранится его медаль «За взятие Кенигсберга», – подхватил Олег Иванюк.

Его одноклассники стали вспоминать о своих родных – участниках войны, их наградах.

...Потом я узнала, что Олег Иванюк начал искать информацию и об Алексее Величко, и об участии в штурме Кенигсберга своего прадеда Гаврилы Федоровича Иванюка. Собранный Олегом материал стал основой его проекта «Прогноз на Победу». Проект был представлен на одном из конкурсов, посвященных Великой Отечественной войне, и отмечен жюри. Прадед Олега был пекарем, служил в пехоте, выпекал хлеб для бойцов. А во время боя брал в руки винтовку и сражался вместе со всеми. И, может быть, даже встречался с Алексеем Величко. Как, возможно, и мой папа, участник штурма Кенигсберга, летчик бомбардировочной авиации дальнего действия, ждавший вместе со всеми прогноз от Величко, чтобы подняться в небо над укрепленным городом...