По документам героя-танкиста Федора Шестакова похоронили дважды. Где на самом деле покоится его прах? Это пытаются выяснить поисковики и внучка Федора Степановича…

Единственное сохранившееся фото Федора ШЕСТАКОВА.
– Не знаю, куда и повезти Ольгу Борисовну, – сокрушается руководитель донского пограничного поискового отряда «Линия фронта» Вадим БУХВОСТОВ. – Пока не знаю: то ли в хутор Лысый, что на Луганщине, то ли в слободу Дячкино Тарасовского района Ростовской области.

Речь – об Ольге Борисовне Ивановой из Санкт-Петербурга. Ищет она место, где покоится ее дед офицер-танкист Федор Шестаков.

Перебираем с Бухвостовым снимки, присланные из Луганской области. На них – мемориальные плиты братской могилы, что в хуторе Лысый. Длинный столбец фамилий. И среди них – Федор Степанович Шестаков. Однако у Бухвостова и его коллеги из Миллерово – командира отряда «Наследие Дона» Арины Самойловой – нет уверенности, что именно на воинском погосте в Лысом танкист нашел свой последний приют. И вот почему: по данным учёта так называемых безвозвратных потерь 4-й гвардейской танковой бригады Фёдор Степанович Шестаков значится захороненным в слободе Дячкино в Ростовской области. 

– В Дячкино действительно захоронены несколько его боевых товарищей, героически погибших 10 февраля 1943 года в хуторе Лысый, – уточнил командир «Линии фронта». – Однако в карточке дячкинского захоронения фамилии самого Шестакова нет.

– Надеемся в ближайшее время установить истину, – подключается к разговору Арина САМОЙЛОВА. – С ребятами из «Линии фронта» у нас уже были совместные поисковые выезды в Тарасовский район. Причем всегда успешные. Так, надеемся, будет и сейчас. Сейчас занимаемся сообща архивной работой.

Вот что пока удалось узнать о Шестакове. Федор – 1909 года рождения. Его малая родина – ярославская деревня Погост. В армии призывали в 1932 году. Обучался военному делу в танковом училище и проходил службу под Ленинградом. Однажды на рынке Федор увидел плачущую девушку. Разговорились. Выяснилось, что Зина (так ее звали) подрабатывала на рынке торговлей спичками, полученными на реализацию от хозяина. Несколько минут назад рыночная шпана украла весь ее товар с выручкой. Фёдор тут же заплатил свои деньги за украденные шпаной спички. С того дня молодые люди стали встречаться. Вскоре расписались.

Руководитель донского пограничного поискового отряда «Линия фронта» Вадим БУХВОСТОВ: «Мне кажется, что не главное – где лежит солдат Фёдор Шестаков. Хотя мы сделаем все, чтобы это узнать. Куда важнее, что память о его подвиге живет много десятилетий в четырех небольших хуторах».
Руководитель донского пограничного поискового отряда «Линия фронта» Вадим БУХВОСТОВ: «Мне кажется, что не главное – где лежит солдат Фёдор Шестаков. Хотя мы сделаем все, чтобы это узнать. Куда важнее, что память о его подвиге живет много десятилетий в четырех небольших хуторах».


В конце 1939 года младший лейтенант Фёдор Шестаков принял участие в войне с финнами. Был награжден орденом Красной Звезды. В действующей армии был и с первых дней Великой Отечественной. В конце 1941 года Зинаиде Павловне Шестаковой пришло извещение, что её муж пропал без вести в ходе ожесточённых боёв. Вскоре выяснилось, что гвардии лейтенант Фёдор Шестаков оказался в рядах 4-й гвардейской отдельной танковой бригады, воевал на донской территории. В наградном листе сказано, что в боях под Кутейниково, у Скосырской и Тацинской станиц Шестаков уничтожил на своей «тридцать четвёрке» шесть немецких танков и более сотни гитлеровцев. 

Командир отряда «Наследие Дона» из Миллерово Арина САМОЙЛОВА: «По данным учёта безвозвратных потерь 4-й гвардейской танковой бригады Фёдор Степанович Шестаков значится захороненным в слободе Дячкино в Ростовской области».
Командир отряда «Наследие Дона» из Миллерово Арина САМОЙЛОВА: «По данным учёта безвозвратных потерь 4-й гвардейской танковой бригады Фёдор Степанович Шестаков значится захороненным в слободе Дячкино в Ростовской области». 

Так что точного места захоронения Фёдора Шестакова поисковики доподлинно не знают.


Последний бой взвод Шестакова принял в боях за хутор Лысый Новосветловского района Ворошиловградской (ныне – Луганской) области. 

«Танкистам было приказано овладеть этим населенным пунктом. Противник с танками и пехотой до 1000 человек и всей артиллерией обрушился на пять советских танков. Тов. Шестаков решил умереть, но не отходить», – читаем в наградном листе.

В том бою экипаж «тридцать четверки» Федора Шестакова истребил более 100 фашистов, уничтожил три вражеских танка и две батареи – артиллерийскую и минометную. Израсходовали все снаряды, патроны и гранаты. Последнее, что сделали герои в уже вовсю полыхающем танке – спели «Интернационал». 

Шестакова наградили посмертно орденом Отечественной войны первой степени. А Зинаида вновь не поверила пришедшему извещению и ждала мужа до самой своей смерти. 

Ей тоже выпала нелёгкая судьба: во время блокады Ленинграда и эвакуации умерли двое ее детей, а сама Зина при артобстреле получила ранение в ногу.

Внучка героя и помогающие ей донские поисковики надеются скоро установить, где действительно покоится гвардии лейтенант Федор Шестаков. 

Следопытам с такими историями, к сожалению, приходится сталкиваться часто. Бывает, найдут в местах былых сражений останки. При них – именной медальон. Начинают проверять по архивам, выясняют, что боец давно значится захороненным в братской могиле. А самая, пожалуй, известная в наших краях история связана с именем другого Федора – Героя Советского Союза бронебойщика Старцева. Его фамилию можно увидеть на памятниках на нескольких братских могилах: в белокалитвинском хуторе Поцелуев, каменской станице Калитвенской, хуторе Скородумовка, что через реку напротив Каменска-Шахтинского, и в хуторе Дядин Белокалитвинского района. 

По донесениям о безвозвратных потерях Старцев числится погибшим и похороненным в хуторе  Дядин. Вместе с тем, в других местах считают, что красноармеец захоронен именно у них, и приводят свои доводы. Очевидцев и свидетелей гибели бронебойщика уже  не найти. Да и были ли они в тот момент, когда герой вел свой последний бой? 

Руководитель военно-исторического центра «Поиск»  Александр Павленко, который много усилий приложил для восстановления истины в этой истории, полагает, что не надо продолжать споры о том, где действительно захоронен геройски погибший боец. 

– Хотелось бы уточнить, конечно, действительное место захоронения солдата, но  в принципе – не это главное, – считают в «Поиске». – Главное –  то, что память о его подвиге живет много десятилетий в четырех небольших хуторах.