Так называется монография, выпущенная авторским коллективом под общей редакцией доктора исторических наук Виталия Бондарева и кандидата исторических наук Руслана Тикиджьяна.

Она посвящена событиям в городе Шахты во время Великой Отечественной войны. Ее выход приурочен ко дню освобождения города Шахты от немецко-фашистских оккупантов.

При работе над книгой были использованы архивные источники, уникальные фотодокументы, материалы прессы тех лет, а также исследовательская работа «Адский колодец». За эту работу активистов музея школы №27 города Шахты и участников историко-краеведческой группы «Исток» отметили высшими баллами в финале конкурса музеев «Мы помним», который проводит газета «Наше время».

Доцент кафедры история и культурология ДГТУ Руслан Тикиджьян на протяжении многих лет входит в жюри конкурса. Он особо отметил исследование шахтинских ребят и их наставников.

В историко-краеведческую группу «Исток» входят не только школьники и преподаватели, но и активисты из шахтинского поселка имени Красина, которые неравнодушны к истории родного края.

Город Шахты был оставлен нашими войсками на рассвете 24 июля 1942 года. Первой акцией германского командования стали расстрелы советских активистов, военнопленных. Этим занимались военная комендатура, гестапо и его вспомогательный отряд, жандармерия и полиция, в которую нанялись служить бывшие кулаки, уголовники, люди с «гнилой» душой.

Коменданту города, лейтенанту Кремеру, требовалась рабочая сила на восстановление шахт, для отправки здоровых и сильных людей в Германию, а у ворот биржи труда толпилось не так уж много людей, да и те, вместо паспортов, несли справки об инвалидности, о наличии грудных детей, о наличии всяческих болезнях. Выходило, что Шахты заселены только инвалидами, маленькими детьми, дряхлыми стариками, немощными и туберкулезными.

Кремер рвал и метал, проклиная и сам город, и его несговорчивых обитателей. Он решил все перевернуть вверх дном, но установить в этом городе настоящий немецкий порядок. И это не было пустой угрозой…

Со свойственной немцам пунктуальностью все арестованные и расстрелянные регистрировались в книге, содержащей сведения о людях, в отношении которых была применена смертная казнь.

Места для расстрелов выбирали сотрудники гестапо, и многие эти места до сих пор «не вычислены». Это были песчаные карьеры около станции Каменоломни, хуторов Поповка, Власовка, район Горного леса…

Ствол шахты имени Красина приспособили для казней арестованных. У ствола соорудили специальный станок, состоящий из трех отсеков. Среднее отделение – конусообразная площадка, узкой частью обращенная к стволу. Жертвы заводили на площадку, расстреливали, и трупы сами падали в ствол… Были случаи, когда в ствол сбрасывали раненых и живых, в том числе и детей.

Именно трагедия на шахте им. Красина стала темой исследования шахтинских школьников «Адский колодец».

Книгу «Забвению не подлежит...» передадут в краеведческие музеи, библиотеки Ростова и Шахт.