Ровеснику «Нашего времени» фронтовику из Ростова-на-Дону, ветерану Ростовского артиллерийского училища Александру Карпенко 20 июня исполняется век

Мы желаем Александру Захаровичу крепкого здоровья, здоровья и еще раз – здоровья!

С детства Александр хотел стать военным. Закончив 9 классов, он поступил в артиллерийскую спецшколу № 11, а после ее окончания – в знаменитое Ростовское артиллерийское училище.

На долю Карпенко выпало множество испытаний. Практически никто из молодых офицеров выпуска мая 1941 года не вернулся с войны. Александр Захарович своим долгом считает хранить память о них.

Лучшим выпускникам училища предоставлялось право выбора места службы. Лейтенант Карпенко выбрал 25-ю Чапаевскую дивизию.

В июне 1941-го полковая батарея, где служил Карпенко, была на учениях на границе с Румынией. 20 июня Карпенко готовился отпраздновать свое 20-летие. Друзья говорили ему: «Сань, какое там 20-е число. Сначала пройдут учения, суббота вот рядом. А в воскресенье встретимся, посидим, поговорим, пригласим гостей». «Гости» на рассвете тогда нагрянули незваные...

Карпенко вспоминал об украденном войной первом взрослом юбилее:

– Примерно в четыре часа утра началась страшная стрельба. Я проснулся и думаю: до рассвета ещё далеко, почему так рано решили начать учения? Смотрю: вся граница в огне. По телефону получили приказ: «Батарея, к бою! Через границу переправляются вооружённые подразделения. Возможно, это провокация, как на Дальнем Востоке». Пограничники тоже вели бой. Мы били боевыми снарядами… Вот так началась для меня Великая Отечественная война.

Фронт, в состав которого входила 25-я Чапаевская дивизия, вёл пограничные бои в течение 28 дней. Только тогда, когда возникла угроза окружения, получили приказ на отход в направлении Одесса – Николаев.

Кровопролитные бои продолжались на каждом участке. В один из дней Александр Захарович получил приказ выдвинуть два орудия на прямую наводку для уничтожения вражеской пехоты. Наши отступающие вой­ска не успели ещё окопаться, выстроить линию обороны, как подошли значительные силы противника. Надо было выиграть время. Подготовив орудия к стрельбе картечью, на предельной скорости рванули в сторону противника. За 200-250 метров до позиций врага развернулись и с ходу открыли шквальный огонь. Картечь нанесла серьезный урон вражеской пехоте, была сор­вана их атака, а расчёт, расстреляв весь боекомплект, без потерь вернулся в полк. Не было даже раненых. За эту операцию Карпенко наградили орденом Отечественной войны II степени.

Из наградного листа лейтенанта Карпенко: «В бою на реке Днестр в районе селения Глинная с открытой огневой позиции отражал контратаки противника, получив контузию, остался в боевых порядках, продолжая выполнять поставленную задачу. В боях за переправу через реку Южный Буг у города Николаева 13 августа 1941 года уничтожил несколько автомашин с пехотой противника и при выезде на открытую позицию был тяжело ранен».

Месяцы в госпиталях – и снова в строй. Интересным этапом военной биографии Карпенко стало задание, которое ему довелось выполнить в 1943 году: горнострелковый полк, в котором служил Александр Захарович, обеспечивал безопасность знаменитой Тегеранской конференции – первой встречи глав трех держав антигитлеровской коалиции: Сталина, Рузвельта и Черчилля.

По окончании операции к Александру Захаровичу подошёл командир и на выбор предложил: представить к награде или дать месяц отпуска? Побывать дома, увидеть родных, обнять невесту. Конечно, он выбрал отпуск в Ростов. И провёл его с пользой: сыграл свадьбу со своей возлюбленной Лией. Они прожили вместе 66 лет – дружно и счастливо. Свадьбу Александр Захарович потом называл абрикосовой, так как кроме абрикосов на столе практически ничего и не было. В его записной книжке, прошедшей с ним всю войну и бережно хранящейся до сих пор, есть запись: «6 июля 1944 года… Я в Ростове, я у Лии – желанное и долгожданное свершилось! Лия моя жена!».

До конца войны Александр Карпенко оставался в Иране. Были опасения, что немецкие войска попробуют захватить эту страну, чтобы заполучить нефть. Там же он встретил и День Победы.

После войны Александр Захарович служил командиром артиллерийского полка в Азербайджане, вместе с ним делила тяготы армейской службы Лия. Условия жизни, климат были очень тяжелые, и маленькая дочь Карпенко заболела полиомиелитом. Чтобы организовать лечение, Александр Захарович подает рапорт о переводе его на другое место службы. Через некоторое время после запроса в штаб полка пришло сразу два приказа, два варианта продолжения службы, в одном – служба в группировке советских войск в Германии, в другом – Ростов-на-Дону. для Карпенко выбор был очевиден.

Александр Захарович Карпенко награжден орденами Отечественной войны I и II степени, орденом Красной Звезды, орденом Боевого Красного Знамени, двумя медалями «За боевые заслуги».