Наш земляк генерал Зыгин – один из тех, кто разрушил планы вермахта захватить СССР блицкригом

Прапорщик под красным флагом

Алексей Иванович Зыгин воевал на разных фронтах Великой Отечественной, но прежде всего это имя связано с героической обороной Полоцка.

Бойцы Полоцкого гарнизона, которым командовал Зыгин, с 27 июня по 19 июля 1941 года не только сдерживали превосходящие силы противника, но и наносили ему урон внезапными атаками.

Немцы надеялись, что мост через Западную Двину на этом участке фронта им удастся захватить легко. Однако танки там не прошли, механизированную колонну защитники Полоцка разбили, уничтожили и вражеский десант.

Такого яростного отпора захватчики не ожидали. Они стали называть Полоцк крепостью.

Генерал Гот, руководивший наступлением немецких частей в этом районе, свидетельствовал, что оборона красноармейцев была самоотверженной и ожесточенной. Несомненно, что они воевали под началом хорошего командира.

…О генерале Зыгине я впервые услышала благодаря документальному фильму о лете 1941 года. Захотелось больше узнать об этом человеке, заставившем захватчиков усомниться в скорой и несомненной победе над Россией.

Поиски привели в слободу Большая Мартыновка: это – малая родина Алексея Ивановича Зыгина. Уголок Зыгина есть в районном краеведческом музее им. В. Карпенко.

– Алексей Иванович Зыгин – крестьянского происхождения, из бедной многодетной семьи, – рассказывает директор этого музея Александр Мартынов. – Сызмальства помогал по хозяйству отцу. И батрачил, и в лавке работал – помощником продавца, и в почтово-телеграфной конторе – письмоносцем. Парень он был от природы смекалистый, тянулся к знаниям.

На Первую мировую Зыгина призвали рядовым, определили в пехотный запасной полк и отправили в учебку. Там способности новобранца оценили – отправили в Чистопольскую школу прапорщиков.

Узнавая биографию Зыгина, ловлю себя на мысли, что такой толковый и энергичный младший офицер и при царе мог бы сделать карьеру. Но на Кавказском фронте Зыгин познакомился с большевиками, и это оказалось поворотным моментом в его судьбе. Идеи большевиков его увлекли. А тут еще – Февральская революция. На поднятой ею волне демократизации Зыгина избрали председателем ротного и членом полкового комитетов (армейский аналог советов).

В декабре 1917 года, после расформирования полка, вернулся Алексей Зыгин на Дон. В Гражданскую встал на сторону красных.

Летом 1918 года в его жизни произошло то, что, пожалуй, можно было бы назвать репетицией полоцкого противостояния.

Армия Донской советской республики отступает. 22-летний Зыгин остается в родных местах. Он возглавляет Мартыновский партизанский отряд.

Этот отряд попадает в окружение, но в течение 35 дней успешно отбивает атаки противника и даже совершает дерзкие вылазки. Ему удается продержаться до тех пор, пока не подоспела конница Буденного.

Заслуги Зыгина во время Гражданской войны отметили… двумя парами часов – значимой по тем временам наградой. Серебряные часы вручили за личный вклад в разгром Врангеля, золотые – за победу над Деникиным. К 10-летию Красной армии Зыгина представили к ордену Красного Знамени.

Генерал-лейтенант Алексей ЗЫГИН вручает орден генерал-майору Александру КУДРЯВЦЕВУ.

Генерал-лейтенант Алексей ЗЫГИН вручает орден генерал-майору Александру КУДРЯВЦЕВУ.

Первый в теории и на практике

В 1932 году Зыгин заочно окончил Военную академию им. М. В. Фрунзе. И до, и после этого его служба нередко была связана с работой окружных комиссариатов, организацией всеобучей, курсов подготовки комсостава. При этом Зыгин и сам показывал лучшие результаты на командирских стрельбах. Некоторое время он был военным комендантом донской столицы.

С системой УРов, в которую вошла Полоцкая крепость, он познакомился еще в 1937-м. Только на другом конце страны: получил назначение на Дальний Восток комендантом Благовещенского укрепрайона.

Ныне систему советских укрепрайонов называют «линией Сталина». Строить УРы начали еще в 1928 году. Эти сооружения представляли собой железобетонные огневые точки, в которых, отражая атаки противника, бойцы могли бы продержаться определенное время.

Комендантом Благовещенского укрепрайона Зыгин пробыл недолго: попал под каток репрессий. Вероятно, с доказательствами его вины было негусто, к тому же:

– Старожилы Большой Мартыновки рассказывали, что за Алексея Ивановича вступились земляки, бывшие конармейцы, – говорит краевед Александр Мартынов. – Ходили слухи, будто и Буденный слово о нем замолвил.

Что уж повлияло на исход этого дела, но из тюрьмы НКВД Зыгина освободили, в звании восстановили и даже выдали на двоих путевку в санаторий, чтобы поехал с женой отдохнуть, поправить здоровье.

Дальше – новые назначения по службе. Последнее предвоенное – командиром формирующейся в Челябинске 174-й стрелковой дивизии. Ее бойцы и стали основной силой Полоцкой крепости.

Вернулся в окружение на подмогу

Полоцкий укрепрайон тянулся на 56 километров. Его строили с тем расчетом, чтобы в случае нападения со стороны Польши находившиеся там силы красноармейцев смогли в чрезвычайной ситуации отражать атаки и прикрывать витебско-смоленское направление до двух недель. Армии вермахта были сильнее предполагаемой угрозы. Но Полоцкая крепость продержалась больше трех недель. Сопротивлялась, оттягивая на себя силы противника.

Был момент, когда немцам удалось захватить несколько дотов, ситуация приближалась к критической. Генерал Зыгин увидел это со своего наблюдательного пункта, возглавил контратаку, и врага отбросили с захваченных позиций.

Немецкий генерал Гот направил свои танки в обход укрепрайона, а крепость решил захватить силами моторизованной дивизии. Зыгин создал подвижной (моторизованный) отряд, который мчался на подмогу – где было всего жарче. Этот отряд состоял из пехотного батальона, пушек и грузовиков.

Силы защитников Полоцкой крепости таяли, кольцо окружения сжималось. Зыгин получил разрешение командования на вывод бойцов из укрепрайона.

Известно о таком эпизоде. Вместе с одной из колонн Зыгин благополучно выходит из окружения, но видит, что многим другим это не удалось. Он возвращается за линию фронта и помогает оставшимся прорвать вражеское кольцо.

За заслуги в удержании полоцкого рубежа и вывод из окружения личного состава, вывоз боевой техники и автотранспорта Зыгина повысили в звании (стал генерал-майором) и наградили орденом Ленина.

В дальнейшем Зыгин был командиром дивизий, которые участвовали в контрнаступлении под Москвой, Ржевско-Вяземской и других знаковых операциях. Его повысили до командарма.

В сентябре 1943 года теперь уже генерал-лейтенанта Алексея Зыгина назначили командующим 4-й гвардейской армией, которая в тот момент вела бои в Полтавской области.

Зыгин прибыл в район ее расположения и на следующий день отправился на командный пункт. В пути его заинтересовала высота возле одного из сел, он решил лично убедиться в возможности ее использования. Машина командарма свернула с проверенной саперами дороги и подорвалась на немецкой мине.

Похоронили Зыгина в Полтаве. В 1950-е годы там установили в его честь памятник.

В белорусском Полоцке имя Алексея Зыгина носит улица, а в его родной Большой Мартыновке – переулок. Он находится в центре слободы, рядом со школой, народным музеем и храмом.