Жизнь балует журналистов, ежедневно предлагая встречи с самыми разными людьми. И хотя память на имена, лица и обстоятельства встреч у большинства моих коллег профессиональная, время неизбежно стирает многое. Из сотен, а, может, и тысяч героев статей в памяти остаются  самые яркие, талантливые и сильные, умеющие смотреть на мир и мыслить не как все.

Кроме них — персонажи со знаком «минус», вызвавшие отрицательные эмоции, таких, увы,  тоже хватает.  А еще —  жизнелюбы, превращающие даже безнадежные ситуации в истории со счастливым концом. И они — едва ли не самые любимые.

Есть среди встреченных такие, кого помнишь долгие годы — и в памяти копаться не надо. Вот навскидку лишь некоторые из них.

«Мигранты нужны России как воздух!» Кому, думаете, принадлежит такое высказывание? Руководителю Федеральной миграционной службы России Ромадановскому Константину Олеговичу. Слушая  этого умнейшего человека, я все гадала — был ли его предком один из сподвижников Петра Первого, известнейший в Москве XVII века князь-кесарь Ромадановский? Судя по тому, что сохранила история — неординарный был человек. Но как бы там ни было, если бы депутаты, разрабатывающие законы, знали бы суть предмета так же хорошо, как знает его  Константин Ромадановский, как изменилось бы в лучшую сторону наше миграционное законодательство!

Кстати, о депутатах. Помню, когда впервые попала в Госдуму, больше всего меня поразили две вещи. Во-первых, «смешные» цены в госдумовской столовой, где пообедать можно было за 150(!) рублей — салат, первое, второе и компот. Такое же меню в Ростове обходилось раза в три дороже — как минимум. Во-вторых, просто удивительный цвет лица народных избранников. Встреченные в узких госдумовских коридорах  Шохин, Рогозин и другие были все как на подбор: белокожи и румяны, ну просто кровь с молоком! Так раньше выглядели  на улицах советских городов иностранцы, резко выделяясь в общей серой толпе.

Об Анне Политковской вспоминаю с горечью. Умная, талантливая, резкая, нервная, а еще — красивая. Взаимоисключающие качества. Все встречи с ней журналистов из регионов обычно заканчивались яростными спорами, настолько ее позиция по Чечне не совпадала с точкой зрения тех, кто проживает за пределами Садового кольца, особенно — на юге России. Спорили до взаимных обид. Но, когда пришла весть о ее страшной гибели — слезы навернулись на глаза. Если она и ошибалась в чем-то, то заплатила за это самую высокую цену, которую могла…

А как поражал директор НИИ биологии ЮФУ доктор биологических наук Евгений Петрович Гуськов! Самым простым языком он мог рассказать о сути научного открытия, что дано немногим. Широта интересов, глубина знаний, поэтический дар. Его открытия в генетике ценны не только с точки зрения чистой, но и прикладной науки. А ведь была  у медали и другая сторона — порядочность и интеллигентность, которые встречаются сегодня все реже и реже.

Еще люблю вспоминать о встрече, что произошла в хуторе Крымском Усть–Донецкого района, где я познакомилась с удивительным человеком — Виктором Плужниковым, руководителем ООО «Руслан». Умирающее хозяйство крепко встало на ноги благодаря … тыкве, но не обычной, а голосемянной, привезенной на Дон из Австрии. Инвесторы хозяйства, фирмы «Маяк» и «Нива», предложили тогда «Руслану» европейское сотрудничество  — выращивание тыквы на драгоценные семена, из которых  в Австрии изготовляют не только дорогостоящую косметику, но и еще более дорогой препарат для борьбы с проблемами потенции. Тыква стала настоящей кормилицей хозяйства, в корне изменив  жизнь людей. Виктор Васильевич так воодушевился успехами, что даже посвятил тыкве поэму. Вот лишь отрывок из нее:

Думали, пришел конец —

                                       денег нет на новое,

Но лежит передо мной

                                       поле кабаковое.

Кабаки — один в один —

                                       выросли на диво.

Благодарны мы тебе,

                                       и «Маяк», и Нива»!

Соберу мешок семян

                                       и поеду в Вену.

Ты прости меня, страна,

                                       за мою измену.

Я просил тебя до слез —

                                       помоги колхозу!

Но не выделила ты 

                                       никакую «дозу»…

А теперь я при деньгах

                                       и живу красиво —

Благодарны мы тебе,

                                       и «Маяк», и «Нива»!

И теперь, австрийский друг,

                                       кушая тыквину,

С вожделением глядит

                                       на служанку Зину.

А сынок его, Ганс-бой,

                                       пьет отвар тыквяный,

Сам веселый и большой,

                                       и щекой румяный.

Фрау Эльза, мать его,

                                       баба тоже  ничего.

Идет акселерация,

                                       здоровеет нация!

Уверена, что сама по себе  тыква — не причина успеха целого хозяйства, а лишь следствие оптимизма его руководителя. Он верил, что выход  из тупика, в который попало хозяйство с огромным потенциалом, есть. И был прав, как оказалось.

Так получилось, что я потеряла Виктора Васильевича Плужникова из виду. И как хочется надеяться, что такой светлый взгляд на мир помогает ему в жизни и сегодня! А стихи его помнятся до сих пор — пусть и не слишком складные, зато написаны хорошим человеком, а главное — от души!