24 марта 1937 года в азово-черноморской молодежной газете «Большевистская смена» появилась заметка под заголовком «Тренер Жюль Лимбек приезжает в Ростов».

Франко-бельгийский подданный румынского происхождения футболист Жюль (Дьюла) Лимбек в СССР приехал еще в 1936-м не на продолжительную экскурсию, а по обмену опытом. И, как оказалось, к несчастью для него, навсегда.

Перед первым чемпионатом СССР по футболу все футбольные клубы страны получили директиву ввести в штатное расписание новую единицу — тренера команды. Тогда-то и пригласили в СССР приехать для обмена опытом двух иностранных тренеров: Антонина Фивебра из Чехо-словакии и Жюля Лимбека из Франции.

Но что привело его весной 1937 года на Дон? Приглашение краевого (азово-черноморского) комитета по делам физкультуры и спорта. «Жюль Лимбек до этого тренировал лучшие команды Москвы, Днепропетровска. Последняя его работа — тренировка  известной по своим успешным выступлениям в прошлом году команды тбилисского «Динамо», — сообщала наша газета («Большевистская смена»). — Жюль Лимбек будет тренировать команды «Динамо» и «Буревестник». Кроме того, особо будет проведен учебно-тренировочный сбор по повышению квалификации и подготовке местных тренеров».

Долго ли пробыл Жюль Лимбек в Ростове? На что обратил здесь внимание и как себя показал? Даже знатоки донского спорта не дали мне ответа на эти вопросы. Ситуации придает некоторую загадочность тот факт, что ни в одной из биографических заметок о Лимбеке (я просмотрела их не менее десятка) Ростов почему-то даже не упоминается.

Но можно предположить, что донских спортсменов и любителей футбола Жюль Лимбек крепко удивил своим подходом. Ведь, как пишет спортивный обозреватель Дмитрий Москаленко: «Методика у Лимбека была весьма своеобразная для отечественных широт. Тренировки начинались с того, что около получаса футболисты с песней маршировали вокруг стадиона. По его мнению, подобное должно было сплотить коллектив и поднять боевой дух команды.

Далее игроки шли заниматься на стадион — гимнастикой, легкой атлетикой, прыж-ками, спортиграми и в конце концов, изможденные, выходили на поле работать с мячом.

Трудились футболисты по шестидневке: пять дней рабочих и один выходной. Выдержать подобное испытание было тяжко». Так тяжко, что грузинские футболисты, с которыми Лимбек работал по этой системе, будто бы взвыли от таких нагрузок и пообещали и дальше не снижать уровень, взятый благодаря суровой школе Лимбека, — только уберите от нас подальше этого изверга. И Лимбек поехал знакомить с футболом европейского уровня московский «Локомотив», делая, вероятно, по пути остановки для встреч с местными футбольными командами.

Имя Жюля Лимбека на страницах «Большевистской смены» встретилось мне один-единственный раз. Однако 12 августа того же 1937 года «БС» опубликовала на главной — первой — полосе футбольный репортаж «Вратарь Боженко». И событие, о котором в нем рассказывалось, не могло не вызвать у донских футбольных болельщиков разговоров и о Лимбеке. Ведь репортаж был посвящен одному из матчей, состоявшихся в ходе легендарного теперь уже мирового турне сборной команды Басконии.

Баскония (Страна басков) — это одна из частей Испании, которая после прихода к власти Франко оказала новому режиму решительное сопротивление. На сторону защитников демократических свобод стали и баски-футболисты.

Команда «Баскония» предприняла мировое турне, чтобы повлиять на мировое общественное мнение и заработать средства для помощи семьям, по-стра-давшим от Франко.

Первоначально матчи в СССР не планировались, но во время турне баски публично выразили желание сыграть с советскими футболистами, и Всесоюзный комитет по делам физкультуры и спорта пригласил их в Советский Союз. Но тут возникла серьезная морально-политическая проблема. С одной стороны, Советский Союз поддерживал испанский народ в его борьбе с Франко (та же «Большевистская смена» регулярно информировала читателей о положении в Испании, публиковала рассказы о молодых испанских антифашистах и их подвигах), а с другой… Советские футболисты не должны были проиграть даже героическим баскам. Весь мир следил за ходом этого турне. Советские футболисты обязаны были показать высший класс.

В СССР у басков со-сто-ялось девять матчей с советскими футболистами. В советских клубных командах — официальных участниках матчей — спешно проходило укрепление состава за счет классных игроков из других команд. Так, в московское «Динамо» вызвали ростовского динамовца — вратаря Боженко.

«Мяч в воздухе!

Одна из лучших футбольных команд мира — команда героической Страны басков — предложила московским динамовцам стреми-тельный темп игры, — свидетельствовала «БС». — 90 тысяч москвичей заполнили обширные трибуны стадиона «Динамо». Вот гости все ближе и ближе подходят к воротам Москвы. Лучший центральный форвард Европы, вездесущий Лангара, бьет по голу. Его удар очень меток, но вратарь Боженко прекрасным броском берет мяч. Гола нет. Восхищенный стадион горячо аплодирует вратарю».

Однако это были промежуточные аплодисменты. В финале же аплодировали баскам. Так было на матче с московским «Динамо», так было на матче с московским «Локомотивом», который тренировал Жюль Лимбек.

Один из футболистов «Локомотива» рассказывал потом о смятении, охватившем его команду: «Жюль Лимбек, считавшийся знатоком европейского фут-бо-ла, по каким-то соображениям не рассказал нам о манере действий соперников. Баски играли по неизвестной нам тогда системе «дубль-вэ», мы были застигнуты ими врасплох. В первые полчаса, пока мы разбирались, что к чему, они забили 4 гола. Второй тайм отыграли более или менее на равных».

Прокомментировать эти слова я попросила нынешнего заведующего отделом спорта нашей газеты Александра Пестрякова.

— До приезда басков советс-кие футболисты играли по системе «5 в линию», принятой прежде и в Европе. Но Европа в начале 1930 годов перешла на новую, более прогрессивную — «дубль-вэ». Ее смысл заключался в том, чтобы немножко насытить середину поля полузащитниками, которые могли и помогать атакующим пасами, и приходить на помощь обороне, — пояснил он. — И без того сильные игроки, баски, следуя системе «дубль-вэ», одерживали победы над нашими командами. Наши поражения разбирались на самом высоком уровне — в Кремле.

Накануне матча басков с командой «Спартак» перед одним из лучших ее игроков Николаем Старостиным сурово поставили задачу: «Выиграть!» И Старостин, а точнее — братья Старостины, собрав волю в кулак и использовав элементы системы «дубль-вэ», победили, что, впрочем, не спасло их от последующих репрессий.

А благодаря баскам в СССР пришла новая, прогрессивная система футбольного построения, которая просуществовала лет тридцать, пока бразильцы не продемонстрировали миру другую, теперь уже тоже уступившую место еще более передовой.

…Для Жюля Лимбека игра с «Басконией» (а точнее — проигрыш баскам, причем проиграли не только его тогдашние подопечные из «Локомотива», но и прежние — из тбилисского «Динамо») стала роковой. «Локомотив» проиграл «Басконии» со счетом 1:5. Видимо, это обстоятельство сыграло свою роль в том, что Лимбек в том же 1937 году был арестован и расстрелян. Такого финала он не ожидал, а во время матчей с басками и вовсе пребывал в чудесном расположении духа: даже сделал дружеские шаржи на игроков «Басконии».

Братьям Старостиным повезло больше: они выжили в сталинских лагерях. Николай Старостин оставил воспоминания. В них он рассказал, что ему инкриминировали организацию боевой группы, целью которой было физическое устранение руководителей партии и правительства. А создал Старостин эту группу якобы по заданию вождя всесоюзного комсомола (расстрелянного к моменту его ареста) Александра Косарева. Теракт будто бы намечался на лето 1937-го.

Старостин вспоминал, что следователь требовал от него сообщить о заданиях, полученных от Косарева.

— Какие задания? Обыграть басков, выиграть первенство Союза, побеждать в международных встречах, — отвечал футболист.

Футболисты «Басконии» во время турне 1937 года по СССР продемонстрировали не только виртуозную игру, но и завидную стойкость. В том числе — моральную. Сколько ни пытались советские «друзья спорта» (товарищи, действовавшие по инструкциям НКВД) соблазнить их отдыхом в ресторанах и прочими радостями жизни, как ни изматывали экскурсиями и другими культурными про-граммами накануне -матча, баски не поддавались и не сдавались.

После матчей в Советском Союзе (играли в Москве, Ленинграде, Минске, Киеве и Тбилиси) домой баски вернулись не скоро. Сначала продолжили турне, обыграв еще датчан и норвежцев. А потом, не желая сотрудничать с укрепившим свои позиции Франко, подались в Мексику. Многие так и завершили свою спортивную карьеру — игроками мексиканских или ар-ген-тинс-ких команд.

Конечно, подобного поворота событий читатели «Большевистской смены», открывая номер с тем футбольным репортажем из Москвы, и представить себе не могли.

«Боженко — вратарь футбольной команды ростовского спортивного ордена Ленина общества «Динамо». Он энергично защищал ворота Ростова в ответственных матчах на кубок СССР с футбольными командами Москвы, Ленинграда, Днепропетровска и других городов. Боженко пользуется заслуженной любовью и авторитетом среди спортсменов Советского Союза.

…Вчерашний таганрогский кожевник, молодой и цветущий, Боженко хочет овладеть высоким классом футбола.

Молодость, сила, учеба — победят!» — восклицал наш корреспондент тех лет, и люди верили: так и будет. Игра продолжалась.

P.S. А как сложилась дальнейшая судьба лучшего игрока ростовского «Динамо» Боженко? Нам, к сожалению, достоверной информации на этот счет найти не удалось. Но, может быть, это известно кому-то из наших читателей?