8 марта 1936 года краевая молодежная газета «Большевистская смена» опубликовала репортаж, явно рассчитанный на большой резонанс. На это указывало уже одно только его расположение: на главной, первой, полосе. Он назывался: «Донские казаки в Москве».

Культпоход на витрине страны

Как следовало из текста, переданного из столицы, 5 марта в Москву прибыла группа колхозных казаков. Описание этого события так колоритно, что приведу его почти полностью, с минимальными сокращениями: «На них — синие суконные, до колен «сюртуки» или короткие ватные «мундиры», синие картузы с красным околышем и красным кантом. Из-под лихо надетых картузов выбиваются чубы. На картузах — пятиконечные красные звездочки.

Построившись на перроне Казанского вокзала по два в ряд, казаки отправились к выходу, где их ждали автомобили.

— Мы приехали смотреть спектакль «Тихий Дон» в Большом театре (речь, видимо, об опере Ивана Дзержинского. — М.К.), — говорит донской казак и директор Чоботовской машинно-тракторной станции Тарасовского района Азово-Черноморского края тов. В.С. Макридин. — Нас — 51 казак и 14 казачек. Это лучшие председатели колхозов, передовые бригадиры и колхозники Азово-Черноморья. Все мы выбраны на общих собраниях колхозников.

В Миллерово на вокзал к отъезду поезда прибыло из ближайших районов более трех тысяч провожающих. Около тысячи казаков-колхозников прискакало на конях.

Казаки

Поезд отошел под звуки «Интернационала», громовое «ура» и возгласы: «Да здравствует советское казачество!», «Да здравствует товарищ Сталин!».

Среди делегатов, прибывших в Москву, — старый казак Т.И. Воробьев, описанный в романе М. Шолохова «Поднятая целина» под именемЩукарь, лейтенант одного из пехотных полков, молодой казак и лучший стрелок своей дивизии А.Е. Забулдыгин, председатель колхоза «Заря революции», молодой казак М.А. Попов и др.

Вчера днем донцы совершили прогулку по Москве и побывали в метро.

Вечером делегаты присутствовали на представлении в цирке».

Думается, все это было куда больше, чем поощрительная экскурсия или культпоход. Скорее — пропагандистская акция. Яркий знак того, что советская власть делает ставку на союз с казачеством.

На Дону есть такое убеждение, что Сталин вспомнил о воинской доблести казаков лишь после того, как грянул гром Великой Отечественной. А прежде и казачьи песни, и казачья форма, и само слово «казак» было под запретом. Я слышала эту версию и от стариков, и от молодых в разных уголках нашей области в разные годы.

Но те же публикации в «БС» свидетельствуют об ином. То, что казаки с их воинскими, патриотическими традициями смогут укрепить Красную Армию, советская власть поняла давно. Как минимум, в середине 1930-х.

В 1936 году казачья тема в «Большевистской смене» была одной из самых заметных. Газета писала о Первом слете казачьей молодежи и о создании в филармонии хора доно-кубанских казаков. О смотре казачьих лошадей и встречах с казаками маршала Буденного. Об открытии в станице Вешенской первого в Советском Союзе театра казачьей колхозной молодежи и его премьере — спектакле «Поднятая целина» и т.д.

Конечно, из давней и недавней истории выбирали те факты, которые роднили казачество с большевиками. Разыскали дело казаков-бунтовщиков, приговоренных к каторжным работам за отказ «идти в наряд на Кавказскую линию» (конец XVIII века) — посочувствовали им, жертвам царизма. Не раз возвращались к печальной истории красного казака Кривошлыкова. Опубликовали уже исторический документ — письмо казаков генералу Краснову с требованием застрелиться по примеру Каледина, если не хочет, чтобы это сделала за него рука трудового народа.

Но с самым большим энтузиазмом писали, пожалуй, об инициативе молодых казаков из колхоза «Донской скакун» Тарасовского района. Всколыхнула она тогда всю страну.

Ворошиловские всадники

Это было движение ворошиловских кавалеристов или, как их еще иначе называли, — ворошиловских всадников.

Обижался ли главный кавалерист страны маршал Буденный, что носит оно не его имя, а маршала Ворошилова? Может, и обижался. Да что мог поделать? Ворошилов был в то время наркомом обороны СССР.

14 марта 1936 года Буденный прислал в редакцию «БС» телеграмму. Он приветствовал через газету инициаторов «замечательного движения ворошиловских кавалеристов» и выражал уверенность в том, что они будут достойными защитниками Родины и отважными кавалеристами Красной Армии.

Последнее особенно интересно: этими словами Буденный предвосхищал решение ЦИКа СССР. Тот только 21 апреля «отменил для казачества все раннее существовавшие ограничения в отношении службы в Рабоче-Крестьянcкой Красной Армии». А спустя еще три дня Ворошилов отдал приказ о формировании казачьих дивизий.

Движение ворошиловских кавалеристов в предвоенные годы было чрезвычайно популярно. Прежде всего на землях бывших казачьих войск. Его курировали партийные и косомольские работники. Был утвержден большой и серьезный список норм, сдав которые, можно было получить значок «Ворошиловский всадник».

В феврале 1937-го секретарь Азово-Черноморского крайкома ВКП(б) тов.Евдокимов встречался с комсомольским активом. Зашла речь и о работе с казачьей молодежью. О том, как добиться авторитета в этой среде.

— Если ты надел казачью форму, нашил донские лампасы, то умей ездить, конем и клинком владеть, как настоящий казак. Научись рубить не так, как кухонным ножом рубят, — наставлял партийный лидер молодежь.—А то некоторые в казачьем костюме ходят, а сами кочан капусты пополам не разрубят и говорят: «Мы — казаки!»

«Большевистская смена» в согласии с линией партии и комсомола призывала опытных казаков становиться инструкторами клубов и кружков ворошиловских кавалеристов. А то, что у бывалых достаточно еще пороха в пороховницах, демонстрировал хотя бы этот репортаж с праздника джигитов в Пятигорске. В искусстве джигитовки жюри высоко оценило донского казака Белова, который «несмотря на свои 46 лет состязался исключительно с молодежью и показал высокий класс джигитовки, перескакивая через двух лошадей и т.д.».

Жюри особо отметило двух стариков — казаков донского отряда т.т. Гугуева и Басанова.Превому — 56, второму — 57 лет.

Жюри наградило стариков-колхозников именными часами».

И вот еще интереснейшее свидетельство газеты. Как раз накануне встречи тов. Евдокимова с молодежью, в Кремлевском Дворце проходило Всенародное производственное совещание по вопросам животноводства.

«С горячей речью, — писала газета, — выступил донской казак Фрол Скилков (житель Верхнедонья, будущий депутат Верховного Совета СССР первого созыва. — М.К.). — После выступления казак Фрол Скилков беседовал с вождем трудящихся. На вопрос тов. Сталина, а почему он не носит знаменитой казачьей формы, Скилков ответил:

— Я буду носить ее. И не только я, но и все наши казаки».

Власть, как всегда, заигрывала с потенциальной силой, а вождь хотел и здесь быть на коне.

А ну-ка, девушки, а ну, казачки!

Праздничные газетные номера — особые. Стать героем праздничного газетного номера было в советские времена большой честью.

1 мая 1936 года наша газета писала: «На весь Союз известна отважная кавалеристка, донская казачка Вера Куркина. Мы видели ее в строю во время встречи казаков в Ростове. Много наших девушек мечтают быть такими же хорошими наездницами, как Вера Куркина».

Вера Куркина, как и подобало ворошиловской кавалеристке, осваивала джигитовку, метко стреляла, рубила на скаку лозу, овладевала навыками молодого бойца.

Понятно, что стране нужны были такие девушки. Неудивительно, что Вере хотели подражать: революционная романтика как-никак…

Но страна нуждалась и в ударницах трудового фронта. 30 декабря 1937 года, накануне другого праздника, «БС» напечатала открытое письмо молодым казачкам 19-летней вешенской трактористки Маруси Крамсковой. Это, верно, чтоб в новый год вступили с новыми взглядами.

«Иные девушки говорят: трактористки всегда грязные, а мы хотим ходить чистыми. И это неправда.Грязными ходят неопрятные люди. А в нашей женской тракторной бригаде мы живем так: как только смену отработаем — немедленно в пруд. Покупаемся, наденем все чистое, праздничное, и приходи любуйся нами — все веселые, чистые. Песни заиграем, запляшем — весело, хорошо на нашей земле жить».

Вряд ли сама Маруся сочиняла это письмо. Чувствуется рука профессионального агитатора, имитирующего народный стиль. Примечательно, что призывала Маруся укрощать «железных коней», чтобы в случае войны казачки были готовы заменить казаков на тракторах и комбайнах.

День этот черный настал, и уже во втором своем номере военного времени «Большевистская смена» писала на первой, главной, странице: «Казацкая пуля, казацкая сабля всюду настигнут врага». Это немножко по-былинному. Но звучало, как лозунг дня.