«Если бы в моей жизни не было газеты «Комсомолец» («Наше время»), то...», журналистов, которые в разные годы работали в нашей газете, мы попросили продолжить фразу. Вот что из этого получилось 

На судьбу жаловаться не стоит – сложилась!

Галина АМИРОВА, член Союза журналистов России, лауреат областных, всероссийских, международных конкурсов профессионального мастерства, директор департамента по работа с органами власти международного издательского дома «МедиаЮг», член Общественного совета Министерства РФ по делам Северного Кавказа, писатель и поэт:

– Я бы не стала профессионалом в журналистике, я бы не обрела верного друга Иришу Хансиварову, я бы, наверное, до конца не осознала, что именно терпение и труд все перетрут. И судьба бы сложилась иначе. Лучше или хуже, не знаю. Но однозначно иначе.

А мне на судьбу жаловаться не стоит – сложилась.

Когда в 1980-м после окончания отделения журналистики филфака РГУ перешагнула порог «Комсомольца», руку поддержки мне сразу протянули замредактора Евгений Сухоруков и завотделом  комсомольской жизни Людмила Калинина, потрясающие журналисты, наставники от Бога. У Евгения Григорьевича училась «любить газету в себе, а не себя в газете», у Людмилы Николаевны – мастерству и человеколюбию. Евгений Сухоруков всегда мог понять, подсказать, а если и урезонить, то так корректно и мягко, что тут же хотелось просто переродиться! Людмила Калинина, взяв меня под свое крыло и глядя однажды, что в обед ем только манную кашу, с улыбкой предупредила: «Будешь плохо есть, не сработаемся!» Ее слово стало законом. Во всем. Рассказ Людмилы Николаевны «Рябиновые бусы», который мы читали вслух всем отделом комсомольской жизни, по сей день помню. Я тогда тайно мечтала: вот бы мне так писать, вот бы мне…

Ах, какой был у нас коллектив! Главред Валерий Николаевич Яковченко. Мы, зеленые, вчерашние студенты, его почитали и перед ним робели, боялись лишний раз постучаться к нему в кабинет. Завотделом пропаганды Тамара Фирсова, профессионал высшего класса. Планерки с ее участием становились таким жестким «разбором полетов», что приходилось и краснеть, и рыдать, и мысленно не раз писать заявление об увольнении. Но это была школа – школа взросления в профессии. И сегодня низко кланяюсь Тамаре Анатольевне за преподанные уроки.

Александр Митропольский, Александр Лезвин, Константин Серов, Наталья Старцева, Нина Курасова, Бронислав Берковский, Людмила Карамышева, Наталья Василенко – мэтры, такие разные, но такие одинаковые в главном – в бережном отношении к родному языку, к слову и полной отдаче делу. Они боготворили газету, в которой трудились. Помню, как Саша Лезвин с ножницами в руках читал мой первый репортаж. Он по частям резал и резал материал, выбрасывая в корзину лишнее. От печатного листа осталась одна полоска с тремя предложениями. Саша, земля ему пухом, сказал коротко: «А теперь вперед – дописывай...»

«Красная» и «черная» доски с сильными и слабыми материалами, внутриредакционное соревнование и получение наград из рук нашего неугомонного библиотекаря Татьяны Васильевны Бондаревой – томики классиков, которые тогда, в 80-е, приобрести в магазинах было невозможно, юмористические стенгазеты с шаржами и застолья к праздникам: пели, читали стихи и радовались, радовались друг другу! А комсомольские стройки – бесконечные командировки в Волгодонск, на возводимый Атоммаш, а школы комсомольского актива на природе Усть-Донецкого района! И первая моя победа в журналистике – публикация «Глухари» о тяжелой жизни матери ростовского пионера – героя времен Великой Отечественной Эдика Жмайлова. Над старушкой измывались соседи-алкоголики. Обком партии принял ряд постановлений в ответ на выступление газеты, матери пионера выделили отдельную квартиру, и с тех самых пор в Западном жилом микрорайоне одна из улиц носит имя Эдика Жмайлова. Кто знает, не будь в моей судьбе «Комсомольца», эта улица, возможно, называлась бы иначе…

Сколько удивительных встреч подарила работа в газете! Был период, когда с Ирой Хансиваровой постоянно ходили на интервью со звездами советской эстрады – они тогда были открыты и доступны, их телефоны спокойно предоставляли служащие гостиниц. Так, во Дворце спорта перед концертом познакомились с Валерием Леонтьевым и проговорили добрый час, покоренные его эрудицией и доброжелательностью. А вот наш поход на интервью к Александру Серову вместе с выдающимся фотокором «Комсомольца» Юрием Гармашем закончился грандиозным скандалом. Крутые секьюрити не позволяли снимать певца, но не сделать эксклюзивное фото, не подготовить материал – нет, такого не должно было быть, ведь редакционное задание – дело святое! Юра сделал кадр, руки ему скрутили, камеру отобрали и фотопленку засветили. Но этот снимок в газете все же был опубликован, и материал мы написали – честный, хлесткий. Юрий сумел подменить пленку, да так, что ни я, ни Ира, ни тем более вездесущие охранники этого не заметили.

Ирина Хансиварова – отдельная светлая строка в судьбе на протяжении 36 лет. И это теперь уже навсегда.


С прекрасной датой, родной «Комсомолец» («Наше время»)!




Я ноктюрн сыграть бы смог!

Сергей НАЗАРОВ, член Союза журналистов России: 

– Если бы в моей жизни не было газеты «Комсомолец», я ноктюрн сыграть бы смог! Как я мечтал стать музыкантом!!! В самостоятельную жизнь смело вступал не только с аттестатом зрелости, но и со свидетельством об окончании «музыкалки» в родном Волгограде. Юношеская мечта после жесточайшего тогда конкурса (12 человек на место!) нашла приют в музыкальном училище искусств.

Увы, к концу осени мажорно-минорная романтика обернулась для меня тогда буднями армейской строевой шагистики, радиотехническими схемами, изнурительными кроссами, патрулями и нарядами, толстенными конспектами политзанятий и, к радости, участием в художественной самодеятельности. Все шло своим защитного цвета солдатским чередом – и командиром стал, и сержантом, а еще и батальонным баянистом, и ротным запевалой!!! 

А вот когда в нашем гарнизоне объявился военный журналист – спецкор окружной газеты «На страже» Бакинского округа ПВО старший лейтенант Шаталов с миссией организовать у нас военкоровский пост, весь армейский мой быт перевернулся с ног на голову. Почему? Да потому что впервые в своей жизни встретил настоящего ЖУРНАЛИСТА (о, как звучало для меня это магическое слово!), вживую – глаза в глаза – пообщался с презанятным и очень участливым человеком – мастером слова! На следующий день я стал победителем в соперничестве с однополчанами «на лучшую заметку» о своем подразделении. А еще журналист отметил мою крепкую дружбу с орфографией и синтаксисом, за что до сих пор я благодарен 95-й волгоградской школе. 

Я стал нештатным корреспондентом окружной военной газеты, исправно получая из родительского дома вместо посылок с колбасами, сырами и сладостями бандероли с книгами и пособиями по журналистике. Со временем заочно окончил школу военкоров при редакции. Разве можно забыть, хоть и прошло сорок пять лет, как член Союза журналистов СССР полковник Белобородов в газетном обзоре начинал повествование, к примеру, о жанре «корреспонденция» с анализа моего материала, написанного, по его словам, в четких рамках газетной формы и стиля?! Так незаметно я по уши влюблялся и в журналистику, и в запах типографской краски, в профессионалов острого и яркого пера… А заодно с радостью ощущал признание и уважение своих армейских коллег не только как сержант и начальник радиолокационной станции, но и как военкор.

А что же музыка? Ее я слышал, когда по клавишам пишущей машинки я сладостно стучал, вкушая вкусности «ума холодных наблюдений и сердца горестных замет». Два послеармейских года работы в крупнейшей волгоградской многотиражной газете «Баррикады» окончательно убедили меня в правильности выбора профессии и направили в нужную тональность дальнейший жизненный путь, который продолжился в Ростовском госуниверситете.

Что я волжанин – никому доказывать не надо было, а вот чтобы Донская земля позволила пустить корни – надо было попотеть, хотя доводилось мне при этом и бледнеть, и краснеть даже! Но выдержал испытание науками, и первой аттестацией стала успешная защита творческого диплома на основе авторских работ, опубликованных на страницах «Комсомольца». Потом работа в редакции этой славной газеты. И опять учеба, но уже у коллег с серебряными, а то и золотыми перьями! Е. Сухоруков, Л. Калинина, А. Лезвин, Ю. Беспалов, Н. Чайкин, Т. Фирсова, С. Васильев, Б. Берковский, А. Митропольский, И. Хансиварова, Г. Кулешова, О. Никитина, Н. Старцева, Н. Курасова, В. Яловой, Ю. Гармаш, В. Мыльников… У них я учился, вместе с ними радовался своим успехам и гордился любимой газетой! 

Спецполосы о деятельности студенческих стройотрядов «Планета «Целина», об ударных комсомольско-молодежных стройках Атоммаш, АЭС и АКДП, работа в секторе новостей, науки и техники, освещение жизни комсомольских организаций… Все это хранят моя память и пожелтевшие страницы родного «Комсомольца» с заметками и статьями, интервью и фоторепортажами, корреспонденциями, очерками и зарисовками за подписью светлым или жирным петитом – С. Назаров.

Для кого-то два года – срок небольшой, но для меня эти годы в «Комсомольце» стали маленькой жизнью, полной тепла и света, «задора и огня» комсомольского – чувства, которое всегда со мной! Как и музыка, впрочем!!!