…Я бы не знала замечательных людей, с которыми теперь если где-то повстречаешься, то сразу чувствуешь, это - свой. 

…Я бы не узнала, что такое настоящая журналистика. Тогда газета «Наше время» называлась «Комсомолец» и была ярким изданием, отличавшимся от серой партийной печати именно той журналистской жизнью, которая представлялась в мечтах. Поиск тем, командировки, тряски на автобусе куда-то в Обливскую, планерки с тонкой пикировкой Игоря Агафонова и Павла Пономарева, теннисные баталии вместо обеда. Одно время «Комсомолец» перебросили из центра города на самую западную окраину, которую журналисты тут же прозвали БАМ. До редакции даже автобус еще не добирался. И мы шлепали там по грязи и ветру, и нас встречало огромное, гулкое, полуобитаемое здание со стылыми лабиринтами. Но какие темы там рождались!

…Я бы не пережила прекрасных мгновений, дней и лет. Мы много ездили, много видели, встречались с удивительными людьми, ходили по полям и по селам, смотрели и впитывали. Моим первым учителем была Наталья Старцева, которая дала совет мне, робкому новичку: «А по утрам надо пятьдесят граммов коньячку!», а вторым – Людмила Карамышева, которая тащила сугубо мужской отдел сельского хозяйства, но умела писать не о центнерах и гектарах, а о людях земли и их судьбах.

…Я бы не обрела моих друзей – Тамару Варфоломееву с глазами, распахнутыми навстречу счастью, Ирину Дударь, работягу, выбирающую самые дальние командировки, Ирину Хансиварову – маяк, который всегда светит коллегам, друзьям, студентам, делающим первые шаги в журналистике.

…Я бы не запомнила то ощущение свободы и настоящего творчества. Мы придумывали новые рубрики – НЭП (Новая экономическая полоса), НЕРВ, Бригада У – и тут же воплощали их в жизнь. А оформляли эту газету Сергей Тимофеев, Алексей Евтушенко, и газета становилась еще более неординарной, яркой и свежей. Потому что в то время и только там мы не зависели ни от денег, ни от обкома (тогда «Комсомолец» еще был его органом, но нас никогда не заставляли писать казенные передовицы), ни от рекламы, ни от злой воли редактора. С редакторами нам очень везло – сами величайшие профессионалы, умеющие написать так, что хватало за душу, и при этом все, Евгений Сухоруков, Людмила Калинина, Вера Южанская, сохраняли в газете какую-то необычную атмосферу семьи, родного дома, куда всегда прибивает, если вдруг плохо. Или, наоборот, очень хорошо.

А еще «Комсомолец. Наше время» - это апрель, весна и аура легкой влюбленности – и пусть в меня бросит камень тот, кто не пережил это в нашей газете хотя бы один раз.