Я пришла в газету случайно. Решила поступить на факультет филологии и журналистики Ростовского государственного университета (ныне Южный федеральный университет). Чтобы успешно пройти творческий конкурс, надо было проявить себя в будущей профессии. Например, показать печатные работы. Ну, что мне было делать? В голове тут же мелькнула мысль – на Буденновском проспекте есть редакция газеты «Наше время». Я проезжала мимо на автобусе и видела стеклянные стенды с вывешенными на них газетными страницами. Да! Раньше такое было. Прохожие подходили и стоя читали. Вот туда, к этим газетным витринам, я и направилась.

Вчерашние новости никому не нужны

Войдя в здание редакции, поднялась на второй этаж и пошла по коридорам, заглядывая в двери. И совершенно неожиданно встретилась с… главным редактором Верой Николаевной Южанской. Но вы же знаете, все случайное в нашей жизни происходит совсем неслучайно.

- Что вы тут делаете? – спросила она строго.

- Я.., а.., ну это… ищу газету…

- Вы ее уже нашли, - усмехнулась Южанская. Быстро смекнула, зачем я пришла и на мое удивление – сходу дала первое в моей жизни редакционное задание.

Как и что было дальше – в подробностях не помню. Наверное, ошалела от счастья. Я начала писать заметки. Потом познакомилась с еще одной такой же абитуриенткой. И нам поручили сделать общий материал. Я старалась как могла. А когда притащила свою часть главному редактору, она очень строго на меня посмотрела.

- Твою часть мы опубликуем. А своей напарнице скажи, что может ничего не приносить. Я когда просила сдать материал?

- Сегодня утром, - пролепетала я. Хотя был уже вечер…

В тот момент я намотала на ус главное правило журналистики – важно успеть в срок. Вчерашние новости никому не нужны.

Оксана Рыбальченко на рабочем месте в редакции газеты «Наше время» (1998 г).
Оксана Рыбальченко на рабочем месте в редакции газеты «Наше время» (1998 г).

Возраст – не помеха

То ли я так усердно работала, то ли так сошлись звезды, но вскоре мне предложили официальную должность – корреспондент на полставки. Осмелюсь предположить, что я была самым юным сотрудником газеты за всю ее историю.

Определили меня в отдел социальных проблем под руководством Ирины Хансиваровой. Строгой снаружи и доброй внутри. Мы быстро нашли общий язык, и понеслось: заметки, репортажи, интервью. Одни герои живут в аварийном доме, другие лишились квартиры, съезд фермеров, перезапуск молокозавода, девушка-скрипачка в подземном переходе и учения пожарных. Я писала практически обо всем.

Самой большой проблемой на тот момент был мой возраст… Меня мало кто воспринимал всерьез. А потом в приемной редакции раздавался звонок: кто написал этот критический материал? От вас же никого не было, кроме студентки.

- Ну вот она и написала…

«Наше время» - школа журналистики

Разборы полетов научили меня еще одному важному правилу: публиковать только то, что можешь доказать. Не редкость, когда человек наговорит, разоткровенничается, а потом испугается и на попятную. Дескать, не было такого и все. Диктофон в этом случае – верный друг газетчика.

Самое страшное для меня было ехать в издательство и подписывать газету в печать. Объясню: в типографии газету верстают, делают пробный оттиск, показывают тому, кто отвечает за выход номера, он ставит подпись на этом экземпляре и в журнале. Ну, во всяком случае, так было в те времена. Это значит, что газета подписана в печать. Огромный станок начинает раскручивать бумажную бобину и штамповать номер за номером, экземпляр за экземпляром, которые на следующее утро получат читатели.

В первый раз меня охватил ужас и паника. Я бросилась к Ирине Хансиваровой: а на что обращать внимание, когда подписываешь?

- Смотри, Оксанка, чтобы все пропечаталось! - посмеялась она. Особенно на первой полосе. А то там завтра будет фотография очень влиятельного политика. Если у него пиджак будет «полосить» или лицо не пропечатается, я тебе не завидую.

Я напряглась еще больше. И абсолютно зря. В то время станки работали уже так, что особых проблем с печатью не было. И многие журналисты подписывали номера практически не глядя.

«Наше время» стало для меня школой журналистики. Я училась в университете и параллельно печаталась. Это было действительно наше время. Мы писали обо всем, что нас тогда, в конце 90-х, волновало, и о людях, которые жили вокруг. Их проблемах и радостях. Хотя в газете я проработала недолго - всего несколько лет, но успела набраться опыта, которого потом хватило для того, чтобы заявить о себе в самом начале моей новой работы уже в Москве, на центральных телеканалах, вначале на НТВ, а затем 1 телеканале.

И еще. Что примечательно, в редакции всегда было много молодежи. Студентов, абитуриентов, просто творческих личностей. И пока так будет, газета всегда будет оставаться молодой.

Сто лет для печатного издания… Да какие ваши годы? Еще десять раз по столько же!


Оксана Рыбальченко работала внештатным корреспондентом газеты «Наше время» с 1997 по 1998 год. Затем ее взяли в штат редакции корреспондентом. С 1999 по 2001 - корреспондент программы «Впрок», НТВ.

2001-2003 - редактор программы «Экспертиза», телеканал «Россия».

С 2003 - шеф-редактор дирекции утренних телепрограмм, программа «Доброе утро» (Первый канал).

С 2019 - ведущая рубрики в программе «Доброе утро».