Продолжаем публиковать воспоминания о редакции «Нашего времени» тех, кто переступил ее порог в юном возрасте.

Удивительно, как же все не случайно. Буквально пару недель назад родственница принесла пакет со словами: «Кажется твой, нашла на антресоли». 

В пакете лежали газетные вырезки, которые привезла с собой из Ростова сюда, в пригород Петербурга, в январе 2008 года. С пожелтевших страниц «Нашего времени» на меня смотрела я образца того времени прям с первой полосы в рубрике «Тема дня». 

И вот – после обнаружения того пакета с публикациями – неожиданное предложение написать воспоминания к юбилею газеты, в которой я прошла не только школу журналистики, но и как сейчас понимаю – школу жизни. 

Например, поняла, что совершать ошибки – можно. Потому что на них все-таки учатся. Я пришла работать в «Наше время» в сентябре, а уже в октябре была уверена, что меня уволят. Репортаж с выездного заседания писала, опираясь на диктофонную запись, и знатно исковеркала имя, отчество министра соцразвития области. Что было на планерке, описывать здесь не буду. Но с тех пор я всегда перепроверяю имена спикеров.  

Еще одна вещь, которую я поняла в «Нашем времени»: редактор может быть сколь угодно строгим, важно не это. А то, с какой готовностью и упорством он будет тебя защищать в сложной ситуации. Просто потому, что ты – его команда. Я узнала это именно из поступков Веры Николаевны Южанской. И такие поступки дорогого стоят!

Третье и главное, что дала редакция «Нашего времени» – моих друзей. Со многими общаемся до сих пор. К сожалению, самого близкого товарища, замечательного журналиста и человека Александра Голубничего уже нет с нами. Время не лечит: прошло шесть лет, а я до сих пор, узнавая что-то интересное, думаю: «Надо рассказать Сашке». 

Саша ГОЛУБНИЧИЙ был Другом с большой буквы, который приходил на помощь всегда...
Саша ГОЛУБНИЧИЙ был Другом с большой буквы, который приходил на помощь всегда...

Так сложилось, что в печатных изданиях Петербурга я проработала недолго: почти все они быстро перешли на онлайн-режимы. А в последние годы я занимаюсь исключительно интернет-журналистикой. Здесь все меняется очень быстро. 

Сейчас читаю книгу по этой теме 2020 года издания, в которой есть параграф, про который сказано: «скорее всего через полгода он будет неактуален», а вопросам эфемерности контента посвящена целая глава. 

Меняются принципы подачи информации, способы ее продвижения, а переход многих пользователей на чтение с экранов мобильных устройств вызывает необходимость писать тексты, удобные для такого формата. Это не хорошо и не плохо: время диктует правила. 

Но мне вдвойне приятно вспоминать «Наше время» с его классической журналистикой – репортажами из районов области (о, как я волновалась в таких командировках и как же там было интересно!), материалами о человеческих судьбах и жизни, той самой настоящей жизни, которая и есть «Наше время»...