В школе я постигала немецкий язык по учебнику Инессы Львовны Бим, на страницах которого «жил» Шрайбикус – юный репортер с сумкой и фотоаппаратом наперевес. Он помогал узнать ГДР и ФРГ (тогда еще не было единой Германии) и освоить сложную грамматику.

Саша очень любил путешествовать и успел объехать почти всю Россию. Фото из архива «НВ»
Юный Саша Голубничий, в начале 2000-х впервые переступивший порог «Нашего времени», а конкретно – отдела социальных проблем, где мы с Ириной Хансиваровой засиделись допоздна, сразу напомнил того самого Шрайбикуса. Причем по всем статьям: от черт характера – добродушие и любознательность до внешнего образа – невысокий рост и большая сумка через плечо. 

Санька – идеальный герой для рубрики по случаю юбилея нашей газеты «Дети «НВ»: как прикипел к редакции в возрасте «< 18 лет», так и стал постепенно штатным сотрудником. 

Но в этой, в общем-то, идеальной картинке есть большая и никак не проходящая грусть. Шесть лет назад корреспондента «Нашего времени» Александра Голубничего не стало. Как раз сегодня ему исполнилось бы 38 лет...

Он был настоящим и самым верным фанатом «Нашего времени» – в своей большой сумке всегда носил пачку свежих номеров газеты и невероятным образом помнил, когда, кто и про что в ней писал. Бывало, мне даже не нужно было листать подшив – достаточно спросить: «Санька, подскажи, в каком месяце мы публиковали...»

Он обладал удивительной способностью находить общий язык с самыми разными людьми, включая вузовских профессоров, крупных чиновников и корифеев журналистики. При этом вокруг него всегда были толпы школьников и студентов. Работал над молодежным спецпроектом «Нашего времени» – «АМА-ПРЕСС», дающим возможность публиковаться юным авторам. 

Так сложилось, что рано оставшийся без мамы Саша много лет готовил к публикации и выпуски рубрики «Мне нужна мама!» – своего рода лучика надежды на поиск семьи для детей-сирот.  

А еще корреспондент Александр Голубничий умудрялся находить такие темы для своих материалов, которым лично я по-белому завидовала и помню их до сих пор. 

«Легенды и загадки ростовских подземелий» с Виктором Омельченко, много лет проработавшим в «Союзшахтострое» и рассказавшим о том, как выглядит Ростов под землей и какие тайны скрывает. 

«Мечту подсказал Лучистый» – о хозяйке конного клуба Татьяне Нагорной и ее мечте о создании реабилитационного центра для лошадей, начало которой положил случай с конем по кличке Лучистый, травмировавшимся на скачках. 

«Две Алисы и медаль» – про медаль «За отвагу», которую в станице Раздорской нашли на одном из подворий, когда сажали виноград, и про целое расследование – кому же она принадлежала.

«Ограбление века и другие истории бандитского Ростова» – о дворике, где разворачивались события, положенные в основу некоторых эпизодов фильма «Место встречи изменить нельзя», о 36-метровом подкопе в районе современных улиц Темерницкая и Семашко с целью ограбления Общества кредита взаимного доверия, в результате чего пострадали 435 самых богатых и влиятельных людей Юга России...  

Кстати, больше десяти лет назад именно «Наше время» первым опубликовало материал об истории появления в советские годы настенного мозаичного покрытия в ростовских подземных переходах. Автор – Александр Голубничий тогда смог найти одного из создателей и узнать, как это было, из первых уст. 

Сам он о своем месте в журналистике высказывался так: «В профессии люблю все – писать, снимать, готовить специальный молодежный выпуск газеты, работать с начинающими журналистами... Этот сумасшедший ритм жизни затягивает. Навсегда».

Санька был человеком, как я выражаюсь, вечно шуршащим. Не сидел на месте – всегда куда-то шел или ехал. Утром в понедельник встречаемся в редакции, он зовет к своему компьютеру, показывает фотографии: «Смотри, на выходные в Киеве побывал!». Не проходит и двух недель, сообщает: «В Питер собираюсь к друзьям!».

А еще он обладал очень редким и ценным для человека качеством – никого не осуждал и ни о ком не отзывался плохо. После него я таких, к сожалению, больше не встречала...