Кто помнит, более десяти лет назад, в преддверии 65-летнего юбилея Победы федеральные власти начали реализацию очень хорошей идеи. Было решено обеспечить всех нуждающихся ветеранов Великой Отечественной благоустроенным жильем. Но дорога в заветный список новоселов для некоторых оказалась не простой.

Тамара Прокофьевна и Петр Егорович успели несколько лет пожить вместе в "ветеранской" квартире, право на которую отстояли не без помощи "Нашего времени".
Бывшей несовершеннолетней узнице фашизма Тамаре Прокофьевне Калугиной на местном уровне сказали "нет". Мол, не соответствует одному из требований : намеренно ухудшила свои жилищные условия, перебравшись из хуторского дома без удобств в Пролетарском районе области в холодный полуподвал в Новочеркасске. Хотя, казалось, в чем злой умысел менять шило на мыло?..

Но кто же будет разбираться, выслушивать и анализировать? Понимая, что кроме газеты этого никто не сделает, Тамара Прокофьевна обратилась в "Наше время".

Выяснилось, что бывшая узница фашизма в своем преклонном 77-летнем возрасте решилась сорваться с привычного места, где прошло пятьдесят лет жизни, и перебраться за сотни километров в город вовсе не из меркантильных побуждений.

За три года до этого у ее супруга, ветерана труда труженика тыла Петра Егоровича случился инсульт. Тамара Прокофьевна добиралась к нему в районную больницу, за 70 километров от хутора, с большими трудностями, так как автобус ходит два раза в сутки - в пять утра и в пять вечера.

После выписки Петр Егорович вообще оказался без квалифицированной медицинской помощи, так как на хуторе нет невролога. Он так и не смог оправиться после болезни, поэтому все сложности с уходом за ним, с хлопотами о доме без удобств с печным отоплением полностью легли на плечи пожилой супруги.

Решение о переезде в город, поближе к родне и к больницам, не было для этих людей простым.

После публикации "Квартира для узницы"( "НВ" от 29.07.2014 г.) Тамара Прокофьевна еще больше уверовала в свою правоту и набралась смелости в судебном порядке отстоять право на участие в жилищной программе.

В Новочеркасский городской суд адвокатом Вячеславом Лебедевым были представлены документы, в том числе подтверждающие внезапно пошатнувшееся здоровье Петра Егоровича и отсутствие рядом с прежним местом жительства необходимой ему медицинской помощи.

В сентябре 2014 года судья Екатерина Щетинина, дав всестороннюю и взвешенную оценку ситуации, вынесла решение обязать администрацию Новочеркасска принять Тамару Прокофьевну на учет в качестве нуждающейся в улучшении жилищных условий.

Это, конечно, была победа! Мы радовались искренне торжеству разума и справедливости. Но... время шло, а обещанная субсидия на приобретение жилья так и не выделялась. В администрации города Тамару Прокофьевну уверяли : "Как придут деньги из Москвы, сразу вам их перечислим".

За советом Тамара Прокофьевна вновь обратилась в "Наше время". Решили: надо писать президенту и рассказать, что программа пробуксовывает, а ветераны - увы, не молодеют и времени у них на ожидание не так много, как хотелось бы.

- Как и посоветовали журналисты, написала немного, но передала главную суть и свои эмоции : как выиграла суд при поддержке газеты, но застряла в жилищной очереди на полтора года, - вспоминает Тамара Прокофьевна. - К Владимиру Владимировичу обратилась

со словами, которые были на сердце : "Я понимаю, что Родине сейчас непросто. Вы только скажите - ждать или нет? Потому что ожидание в нашем возрасте дается все труднее. Мне уже 80 лет, супругу - 84." Буквально через неделю из управления Президента России по работе с обращениями пришел ответ, из которого я поняла, что к изучению ситуации уже подключены служба судебных приставов, прокуратура и правительство области. А еще через несколько дней мне сообщили о выделении средств на приобретение благоустроенного жилья.

Тогда, весной 2016 года, мы приезжали посмотреть на квартиру, которую выбрали Тамара Прокофьевна и Петр Егорович в двухэтажке хорошего района города. Помню как сидели в утопающем в цветах палисаднике возле их окон на первом этаже и верили, что все теперь точно будет хорошо.

Они успели вместе пожить в благоустроенной, светлой и теплой квартире еще несколько лет. Но здоровье Петра Егоровича ухудшалось... Видела это, бывая по работе в Новочеркасске и заезжая проведать героев своего материала.

Тамара Прокофьевна самоотверженно ухаживала за Петром Егоровичем. Но 17 марта прошлого года его не стало.

Петр Егорович успел как труженик тыла получить медаль к 75-летию Победы, но предусмотренная по этому случаю единовременная денежная выплата так и не попала в руки ни к нему, ни к его вдове. Тамара Прокофьевна пыталась выяснить судьбу этих денег, но ей пришел ответ, что "выплатные документы были сформированы Центром Пенсионного фонда России по Ростовской области 19 марта 2020 года". То есть, получается, через два дня после смерти Петра Егоровича. Вердикт Тамаре Прокофьевне вынесен был такой : "...в связи с чем права на получение указанной выплаты у вас нет".

...На данный момент Тамара Прокофьевна немного оправилась после потери супруга, продолжает жить в "ветеранской" квартире и всегда искренне радуется встрече с "Нашим временем".

фото из архива автора