Со дня выхода первого номера газеты «Наше время» (в 1921 году – «Большевистская смена») прошло сто лет. Человеческая жизнь, как правило, короче, поэтому цифра впечатляет…


На самом деле, меня впечатляет еще и то, что я в этой газете работаю уже четверть века. Поэтому, когда редактор озвучила тему заметки для публикации в юбилейном номере – «что для вас – газета «Наше время»?», – я недолго думала. Для меня газета «Наше время» – моя жизнь.

И это – не пафос, а констатация факта. Судите сами: в редакцию я попала после окончания филфака университета. Так что «взрослая» жизнь проходит именно здесь, в этом особом пространстве-времени, которое функционирует по своим законам, традиционной физике не подвластным.

Почему так? Да потому что мир материальный первую скрипку в редакционном оркестре не играет. Нет, редакционная братия – не аскеты, не монахи, материальные блага нам не чужды, бесплатно работать никто не хочет, да и КЗоТ таких вольностей не позволит. Но…

Для жизни газеты важнее – общая атмосфера, настрой, даже порыв, которые постепенно охватывают всех. Ну, или почти всех. А потом из этого «коллективного сознательного» вырастают новые проекты и акции, хорошо знакомые читателям – «Наша Победа», «Мой любимый доктор», дни подписчика, семейный челлендж...

Собственно, так и «Домашний доктор» появился – совместная идея главного редактора и рекламного отдела. Когда мне предложили вести новую еженедельную рубрику о медицине и здоровье, в газете работала уже не первый год, успела «расслышать» газетный текст, поменяла стиль изложения (после филфака на это некоторое время потребовалось). Поэтому за предложение ухватилась с радостью: медицинской терминологией владела чуть ни с детства – росла в семье врача, да и сама тема всегда была любопытна. В старших классах даже о мединституте подумывала, но любовь к литературе победила.

В общем, набросала рубрики, набрала материала и… зависла. А кто это будет читать? Кому будет интересно? Умозрительно построила модель будущего читателя и окончательно запуталась. Похоже, перемудрила, но писать-то надо. Решила не усложнять и писать о том, что меня саму заинтересовало. Вроде бы получилось…

А когда редакционная бригада вернулась с очередного Дня подписчика и мне сотрудники рассказали, что читатели даже собирают вырезки моих выпусков о медицине и здоровье, поняла, что не просто получилось, а хорошо.

Еще одно признание услышала через несколько лет от своих коллег. Оказалось, что журналисты с именем, призеры серьезных профессиональных конкурсов, с которыми я работаю в «Нашем времени», тоже с удовольствием читают мою страничку. Получается, что я справилась с задачей таким нехитрым способом: пишу о том, что мне самой интересно, и нахожу при этом своего читателя.

За годы в «Нашем времени» писала не только на медицинские темы, но и о налогах, отношениях читателей с правоохранительными органами, служебными приставами, собесами и пенсионным фондом. Вела и веду странички в приложениях – «Аксинья» и «Фазенда». Вот такой развернутый спектр тем получается…

И, вы знаете, это невероятно здорово: осваивать новые темы, изучать законодательство, нюансы налогообложения и пенсионного обеспечения, льготы социально незащищенным и правила ухода за экзотическими комнатными цветами. Это и есть жизнь – яркая, динамичная, со взлетами и падениями, постоянной сменой картинок и точек приложения своих сил и фантазии. Поэтому работа в газете – это не рутина, не конвейер «от звонка до звонка». «Наше время» – это жизнь. По крайней мере, я ее именно так себе представляла…